Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Техподдержка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

взаимодействие с артиллерией (дистанция сближения)



Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1 2 След.
RSS
взаимодействие с артиллерией (дистанция сближения)
 
Просьба по возможности раскритиковать изложенную в проекте статьи мысль. - Закрепленный в Боевом Уставе рубеж безопасного удаления от разрывов своих снарядов - 400 м - не обоснован.
Заранее спасибо.
П.С. В статье есть исторический пример, но вопрос не про историю.

Прижимание» к разрывам своих снарядов как тактический прием пехоты.

Вместо эпиграфа
«Для согласованных действий мотострелковых,…, а также артиллерийских подразделений, ведущих огонь с закрытых огневых позиций, назначается рубеж безопасного удаления от разрывов своих снарядов и мин (гранат). Безопасное удаление для мотострелковых подразделений, атакующих в пешем порядке, - 400 м»
«В том случае, когда перед мотострелковым взводом танки не действуют, взвод атакует противника вслед за разрывом снарядов (мин, гранат) своей артиллерии на безопасном удалении от них»
из п.п.182, 207 Боевого устава по подготовке и ведению общевойскового боя (2005 г.)


Финская война. Зима 1940 года. Холодно. Снежно. Нужно прорвать линию Маннергейма. Сначала не получается. Потом взломали.
Нередко, достигнутый успех при прорыве линии Маннергейма связывают с введением в боевую практику нашей армии двух тактических приемов.
Во-первых, с использованием штурмовых (блокировочных) групп, которым ставились не общие задачи по захвату позиций противника, а ограниченные задачи по уничтожению конкретных ДОТ и ДЗОТ противника, либо по воспрепятствованию ведению огня из их амбразур (закрыванию, заваливанию последних, стрельбой в них в упор из танков). В частности, много внимание уделяется использованию прицепных бронированных «саней Соколова», в которых солдаты штурмовых групп, а также взрывчатые вещества доставлялись танками непосредственно к или даже на огневые точки противника, либо ночному проникновению этих штурмовых групп на позиции противника с целью подрыва финских ДЗОТов.
Во-вторых, с выведением артиллерии большого калибра (152 мм и 203 мм) на прямую наводку для разрушения укреплений противника. Обстрел ДОТов и ДЗОТов артиллерией с закрытых позиций и их бомбардировка авиацией не наносили существенных повреждений финским укреплениям. Стрельба же прямой наводкой достигала этой цели, хотя был очень опасна для расчетов артиллерийских орудий ее осуществлявших. Орудия, стреляющие прямой наводкой неизбежно обнаруживались противником, и становились мишенью для артиллерии финнов. Для применения этого приема требовалось постоянно обманывать противника, скрывать выдвижение и местонахождение орудий.

Вольно или не вольно, внимание, уделяемое этим двум приемам, заслоняет другие тактические наработки и выводы финской войны. Действительно, бронированные сани, прицепляемые к танку, и 203 мм орудия на прямой наводке – достаточно яркие решения, использованные в ту войну.

Отнюдь не умаляя их значения, нужно признать, что не только они сделали возможным прорыв линии Маннергейма. Целесообразность использования этих приемов стала понятна еще в декабре 1939, задолго до успешного штурма линии Маннергейма 11 февраля 1940 г. Однако, ряд наших атак захлебнулся, несмотря на их использование, в том числе и атаки, осуществленных 11 февраля 1940 г. на многих участках оборонительной полосы финнов.

Обратим внимание на один фактор, оказавший существенное влияние на успех прорыва линии Маннергейма.

На будущем участке первоначального прорыва линии Маннергейма 1 февраля 1940 г. 7-я стрелковая рота 245 стрелкового полка атаковала позиции финнов, находившихся на высоте 65,5. Подходя к траншеям, идущим по гребню выс. 65,5 она попала под фланговый огонь, залегла, и дальше продвинуться не смогла. С наступлением темноты рота была оттянута на южные скаты высоты, где и окопалась. В дальнейшем, используя выдвижение 7-й роты, здесь был оборудован исходный рубеж для атаки, передовые траншеи расположились на расстоянии 60-ти метров от надолб противника, а 2-й эшелон полка был соединен ходами сообщения с исходным рубежом для атаки.
Ходы сообщения к исходному рубежу были сделаны из снега, были длинной до 500 метров, и созданы для ходьбы пригнувшись. Позиции же 2-го эшелона были приблизительно на расстоянии 600 метров южнее высоты 65,5. (Именно на таком расстоянии располагалась исходная позиция для наступления 7-й роты 1 февраля 1940 г.)
Таким образом, ко дню штурма линии Маннергейма 11 февраля 1940 г. исходное положение передовых подразделений 245 стрелкового полка было в 150-200 метрах от переднего края противника.

В день штурма после похода поддерживающих танков и переноса артиллерийского огня на 200-250 метров вглубь обороны противника пехота 245 стрелкового полка одним броском преодолела отделявшее ее от противника пространство и захватила позиции на высоте 65,5. Огонь, который вел противник во время броска пехоты, характеризовался как «неорганизованный». С этого и начался успешный прорыв линии Маннергейма.
Как видно, успех обеспечила «классическая» пехотная тактика – бросок к окопам сразу после переноса огня артиллерии вглубь обороны противника. Ничего необычного.

У соседа слева, 255 стрелкового полка той же 123 стрелковой дивизии, атака по началу складывалась неудачно. В период подготовки к штурму оборонительных позиций финнов, одновременно с 7й ротой 245 стрелкового полка 1 февраля одна из рот 255 стрелкового полка атаковала позиции противника в своем секторе, располагавшихся на высоте «Язык». Рота достигла противотанкового рва противника, что на южном скате высоты «Язык», где была остановлена организованным огнем противника. На этом рубеже рота окопалась. В дальнейшем 255 сп оборудовал затем здесь свои исходные позиции, а также сделал траншеи ко второму эшелону полка. Однако, исходное положение для атаки 255 стрелкового полка было в 200-300 метрах от переднего края, то есть несколько дальше, чем у 245 стрелкового полка. 255 стрелковый полк начал атаку одновременно с 245 стрелковым полком. БОльшая удаленность исходного рубежа для атаки от переднего края противника потребовала и бОльшего времени на преодоление этого расстояния в день атаки; поэтому противник успел встретить атаку полка более организованным огнем. Атака была остановлена финнами.

Конечно, столь незначительная разница в удалении исходного рубежа для атаки (50-100 метров) в других условиях возможно и не имела бы существенного значения. Но в условиях зимы, когда атака осуществлялась по снегу, по изрытому воронками от многодневных обстрелов полю, эти 50-100 метров значительно изменяли время, необходимое для осуществления броска пехоты до окопов противника.

Таким образом, действуя на одном участке местности, в равной степени используя огонь прямой наводкой для разрушения укреплений противника и штурмовые (блокировочные) группы, подразделения одной дивизии имели разные результаты. Отличалось только время, которое нужно было затратить пехоте соответствующих подразделений на преодоление расстояние до окопов противника после переноса артиллерийского огня вглубь его обороны.

Чем меньше это время, тем выше шансы на успех атаки пехоты. Если это время значительно – то вероятность успеха атаки резко уменьшается.

Это, на первый взгляд очевидное, правило на самом деле вызывает вопросы. Разве во время артподготовки, артиллерия не «зарывает» окопы противника, не засыпает его блиндажи и подбрустверные ниши, не разрушает укрепленные огневые точки, оставляя атакующей пехоте добить редких «счастливчиков» из числа переживших артобстрел? Какая разница, потребуется ли атакующей пехоте для достижения переднего края противника одна минута, пять или десять? Убитые солдаты противника за это время не оживут. Разрушенные окопы и огневые точки не будут восстановлены, резервы за это время подвести сложно. Однако, разница есть.
Только при сверхбольших концентрациях огня артиллерии на узких участках обороны противника, не имеющих хорошо заглубленных или сильно укрепленных укрытий, возможно достижения эффекта практически полного уничтожения обороняющихся подразделений исключительно артиллерийским огнем.
В общем же случае, артиллерия лишь подавляет позиции противника, то есть мешает ему вести огонь пока идет обстрел. Сколь-либо результативно стрелять, когда вокруг тебя рвутся снаряды, практически невозможно. Во время артобстрела не только пехота загоняется в убежища, но и «ослепляются» артиллерийские наблюдатели и экипажи танков.
Однако, после переноса огня вглубь обороны или прекращения артобстрела, противник, переждав обстрел в убежищах, вновь занимает позиции, и, обычно, может вести огонь почти той же интенсивности, что и до артиллерийской подготовки.
Впечатление всеразрушающей силы, оставляющей после себя лишь лунный пейзаж, производимое артподготовкой, - очень обманчиво.

После переноса огня артиллерии вглубь обороны или его прекращения начинается своеобразная гонка между атакующими и обороняющимися – кто окажется быстрее: либо обороняющиеся успеют вновь занять свои позиции и встретят атакующих лавиной огня, либо основная масса наступающих достигнет атакуемых позиций и расправиться с выбегающими из убежищ противником. Чем ближе пехота во время артобстрела сможет подойти к атакуемым окопам, тем выше шансы выиграть эту гонку.

Попробуем сформулировать общее правило:
Артиллерийская подготовка должна проводиться таким образом, чтобы к моменту ее окончания наступающая пехота могла сблизиться с атакуемыми окопами на расстояние, которое после окончания артиллерийской подготовки она преодолеет раньше, чем
обороняющийся, переждавший обстрел в укрытиях, откроет эффективный огонь по атакующим.

Нужно констатировать, что сплошь и рядом, артподготовка проводиться в нарушение этого правила. Пехота не только не пытается сближаться с позициями противника во время артподготовки, наоборот, ее специально отводят назад, подальше от обстреливаемых мест. Главная цель такого отвода – избежать опасности поражения осколками своих же снарядов и мин.

Действительно, существует дистанция, ближе которой приближаться к обстреливаемым позициям нельзя. В самом упрощенном виде, главными факторами, определяющими эту дистанцию являются: а) зона разлета убойных осколков от разрыва используемого боеприпаса б) зона рассеивания снарядов при стрельбе конкретным орудием на определенной дальности в) сострел орудий в батарее. При сложении этих и некоторых других факторов действительно можно выйти на дальности безопасного удаления не только в 400, но и в 600, и даже 800 метров.

Удаление пехоты от разрывов собственных снарядов на такие дальности, зачастую, делает артиллерийскую подготовку бесполезной и гарантированно обеспечивает срыв атаки или чрезвычайно высокие потери при ее осуществлении. Даже 400 метров по пересеченной местности – это большая дистанция для тяжело нагруженного пехотинца. На ее преодоление затрачивается слишком много времени, достаточного для того, чтобы противник успел опомниться от обстрела, понять, что огонь перенесен вглубь, занять свои позиции и встретить атакующих шквальным огнем.

Здесь следует привести несколько выдержек из боевых документов, касающихся удаления атакующей пехоты от разрывов своих снарядов.

Из указаний командующего войсками Волховского фронта по прорыву укрепленной полосы противника (январь 1943 г.):
«Во время нашей артиллерийской обработки до начала атаки противник сохраняет живую силу в убежищах и траншеях… С переносом нашего артогня в глубину пехота выходит из убежища и, в случае задержки в броске нашей пехоты и штурмовых отрядов, успевает открывать огонь по [наступающей] ... пехоте. Потеря времени нашей атакующей пехотой была неоднократно причиной безуспешных атак и штурмов.

…действия артиллерии… преследуют одну цель: …чтобы пехота могла, прижимаясь к своему артиллерийскому огню, овладеть передним краем противника и расчистить препятствия до того, как он сможет вновь организовать огневой отпор.

С момента начала последнего огневого налета артиллерии по переднему краю противника (первый огневой рубеж артиллерии) пехота … начинает наступление и стремится быстро подойти на 150-200 м к артиллерийской огневой завесе.»

Из указаний командующего войсками 11 гвардейской армии по подготовке и действиям штурмовых батальонов (декабрь 1944 г.):
«… в период артиллерийской подготовки она [пехота] выводится на рубеж атаки, удаленный от противника на 200 м с расчетом занятия его за 10-15 минут до начала атаки.
Батальонные минометы до подхода пехоты на 100 м к переднему краю противника ведут огонь по первой траншее…».

Из инструкции штаба 67-й армии по технике и организации прорыва укрепленной полосы противника стрелковой роты (апрель 1944 г.):
«5. Техника наступления на сильно укрепленную полосу противника стрелковой роты.
… Прижимаясь к линии разрывов нашего артминогня (150-200 м), ротная цепь …преодолевает полосу заграждения и броском овладевает первой траншеей противника.
… Под огнем [минометов] атакующая пехота может подойти к убежищам противника на дистанцию до 50 м.»

В «Выводах по атаке [линии Маннергейма] 11 февраля» указано, что пехота вплотную прижимались к огневому валу и двигались за ним на удалении 150-200 м, а некоторые подразделения находились в 75-100 м от него. Там же отмечаться, что пехоту следует учить «плотнее прижиматься к сопровождающему ее огневому валу с тем, чтобы не дав противнику опомнится и вылезти из убежищ [после переноса огневого вала вглубь обороны], ворваться в его траншеи, ДОТ и ДЗОТ». Разрыв между переносом артиллерийского огня и атакой пехоты, длившийся 20-30 минут, при первоначальных попытках прорыва линии Маннергейма, приводил к тому, что с переносом огня вглубь финны успевали занять передовые позиции и встретить атакующих огнем.
Не только вывод 203 мм орудий на прямую наводку и прицепные «сани Соколова» взломали линию Маннергейма, но и подвод пехоты на кратчайшее расстояние к позициям противника, с тем, чтобы она сразу после переноса артогня вглубь обороны финнов одним броском достигла их окопов, до того, как финны смогут открыть организованный огонь по атакующим.
Можно констатировать, что в реальных боевых действиях пехоте приходилось приближаться к разрывам своих снарядов куда ближе, чем 400 метров. Риск получить осколок при «прижимании» к разрывам своих снарядов намного меньше, чем риск получить пулю, если этого не делать. Поэтому положения Боевого Устава о назначении рубежа безопасного удаления от разрывов своих снарядов и мин в 400 метрах нужно, как написано во введении к нему, «применять творчески, сообразуясь с обстановкой». Обстановка же навряд ли позволит следовать этому предписанию – нужна слишком удобная местность и не очень подготовленный к обороне противник, чтобы атакующие могли позволить себе прекратить сближение с противником на расстоянии 400 метров. Разумеется, «прижимание к разрывам своих снарядов» может быть парировано противником. Например, обороняющийся может поставить заградительный огонь и не дать атакующей пехоте сближаться. Однако, то же можно сказать по отношению к любому тактическому приему – всегда можно найти контрмеры.

Можно поставить вопрос, имеет ли изложенный выше опыт какое-либо отношение к современной «малой» войне? Не является ли прием «прижимания» к разрывам своих снарядов пережитком «старых» войн? Разве не выросли калибры артиллерии? Разве можно сейчас найти опоясанную траншеями линию фронта? Ну и пусть артиллерия не уничтожит всех в окопах, но ведь ущерб противнику будет нанесен, его позиции «смягчены». Пехота же сама справиться с задачей по прикрытию сближения с противником своим огнем. В конечном счете, а для чего введено разделение на уровне мотострелковых отделений на огневую и маневренные группы?
Несмотря на отсутствие сплошной лини фронта, опоясанной траншеями, пехоте периодически приходиться выполнять задачи по атаке через открытое пространство. Именно в таких ситуациях можно и нужно пользоваться приемом «прижимания к разрывам своих снарядов». Возможности огня артиллерии и огня пехоты по подавлению противника несопоставимы. Стена разрывов артиллерийских снарядов может обеспечить полную невозможность противнику вести огонь по приближающейся к нему пехоте. Собственный огонь пехоты достигает такого же эффекта и тем более поддерживает его сколь-нибудь значимое время с большим трудом. Не использование «прижимания» к разрывам своих снарядов, означает отказ при решении задачи на подавление огня противника от более мощного и эффективного оружия в пользу менее мощного, своего рода саморазоружение. А возрастание калибров это лишь отговорка, скрывающее неумение применять вверенное оружие. Соответствующий технический «недостаток» вполне может быть компенсирован тактикой применения.

Здесь следует, не претендуя на составление исчерпывающего и универсального перечня, перечислить те способы, которые можно использовать для сокращения дистанции безопасного удаления от разрывов собственных снарядов и тем самым для приближения атакующей пехоты к окопам противника во время артобстрела.

1. Ведение артподготовки фланговым огнем. Как известно, рассеивание снарядов по дальности больше, чем боковое рассеивание. Площадь рассеивания имеет форму эллипса, вытянутого в направлении стрельбы. Поэтому, при фланговом огне с точки зрения пехотинца, осуществляющего фронтальную атаку, рассеивание снарядов существенно уменьшается.

2. Переход к концу артподготовки на обстрел артиллерией меньшего калибра. Вариант: разрывы артиллерии крупного калибра переносятся вглубь обороны противника раньше, чем разрыва артиллерии меньших калибров. С уменьшением калибра уменьшается количество взрывчатого вещества в снаряде, а соответственно радиус разлета убойных осколков, а вместе с ним и дистанция безопасного удаления от разрывов своих снарядов. Следует, однако, помнить, что разлет осколков сильно зависит от угла падения снаряда. При вертикальном падении, осколки разлетаются равномерно по кругу. При небольшом угле падения, когда снаряд входит в землю как бы лежа, осколки летят, в основном, в стороны от боковых стенок снаряда, меньше осколков летит вперед, и еще меньше – назад. Может получиться так, что глубина ближней части зоны действительного поражения осколками (считая точки разрыва в направлении на выстрелившее орудие), у снаряда калибра 152 мм может быть меньше (порядка 7-10 м), чему у мины 82 мм мины
(18 м.). При решении вопроса о целесообразности/нецелесообразности уменьшения калибра для сокращения дистанции до окопов противника, необходимо также проанализировать, не приведет ли уменьшение калибра к такому снижению степени подавленности обороны противника, что возможным станет эффективный огонь огневых средств обороняющихся по сближающейся пехоте.
Похожий способ - замена артогня на отдельных участках атакуемых траншей противника огнем из станковых пулеметов (пулеметов БМП или БТР), стреляющих фланговым огнем.

3. Переход к концу артподготовки на обстрел снарядами с установкой взрыватель на фугасное действие, если ранее огонь велся с установкой на осколочное действие. Снаряд с установкой на фугасное действие успевает заглубиться в землю, и значительная часть осколков выбрасывается вверх, а не в стороны. Это редко применимый способ, так как укрепления противника сразу начинают обстреливать с установкой взрывателя на фугасное действие.

4. Незначительный сдвиг центра рассеивания снарядов вглубь обороны противника перед концом артподготовки. Обычный перенос огня вглубь на 200 и более метров будет гарантировано замечен противником, а незначительный сдвиг примерно на 50 метров – навряд ли. Зато, на величину этого сдвига рубеж безопасного удаления от разрывов снарядов своей артиллерии приблизиться к окопам противника. А следовательно, пехота сможет еще ближе подойти к атакуемым укреплениям во время артподготовки. Если ввести столь незначительную поправку в установку прицела орудия нельзя (например, деления прицела соответствуют 100 м на местности), то немного повышают точку наводки орудия.

5. Частичное прекращение огня или его перенос наиболее удаленными батареями, если в артподготовке участвуют батареи расположенные на значимо разных дальностях от обстреливаемых позиций. С увеличением дальности растет и зона рассеивания снарядов, поэтому эллипсы рассеивания от более удаленных орудий имеют большую площадь.
Наиболее существенно рассеивание снарядов уменьшается, если завершают артподготовку орудия выведенные на прямую наводку.

6. Сближение пехоты с обстреливаемыми позициями противника за танками, БМП, БТР. Так бронетехника прикрывают пехоту от летящих в ее сторону осколков, и позволяет подойти ближе к разрывам своих снарядов. При использовании такого способа сближения, следует обеспечить максимально возможную одновременность переноса огня артиллерии вглубь обороны противника и бросок пехоты из-за бронемашин к окопам противника. При четкой синхронизации переноса артогня, и высадки солдат из БМП и БТР для осуществления ими броска до позиций противника, сближение можно осуществлять и в бронемашинах. С учетом насыщенности современного поля боя противотанковыми средствами, малейшие задержки в осуществлении броска пехоты, при использовании каждого из указанных способов повлекут быстрое уничтожение бронетехники противником. Здесь следует напомнить, что предусмотренные в уставах атаки на БМП (БТР) без спешивания, имеют шансы на успех, если все время в течение сближения с противником атакуемые позиции обстреливаются артиллерией, а во время переезда через оборону противника поверх бронетехники имеется «зонтик» из разрывов снарядов с готовыми убойными элементами. В этом случае противотанковые средства противника имеют мало шансов быть использованными.
Во время финской войны были попытки для приближения к финским окопам использовать бронированные щитки, поставленные на лыжи. Ничто не препятствует использовать что-то подобное в зимних условиях и сейчас для сближения с противником во время артобстрела его позиций. Разумеется, это можно рекомендовать только при условии немедленного броска пехоты из-за щитков к атакуемым окопам сразу после переноса артогня вглубь вражеской обороны.

7. В условиях позиционного противостояния, дистанция сокращалась путем максимального сближения своих окопов с окопами противника. Такое медленное, но планомерное сближение осуществлялось либо путем выкапывания ходов сообщения от своих окопов по направлению к противнику не выходя на поверхность, либо прокапыванием пехотой ходов сообщения назад к своим позициям, после осуществления ею внезапного броска вперед на заранее определенное расстояние.

9. Наконец, можно использовать метод «непростреливаемого коридора». Он заключается
в том, что в завесе артиллерийского огня оставляется достаточно узкие необстреливаемые участки, по которым пехота может сближаться с противником и даже достигать его окопов. Вариант: за некоторое время до общего переноса артогня вглубь, огонь с заранее определенного узкого участка переноситься на другие участки, что также образует «необстреливаемый коридор». Следует отметить, что другие способы, указанные выше, также могут применяться не на всем фронте обстрела, а лишь на заранее определенных сравнительно узких участках, где атакующая пехота сосредотачивает свои основные усилия.

10. Как известно, дистанции действительного поражения пехоты осколками снарядов при
нахождении в рост и лежа отличаются. Поэтому, при приближении к разрывам снарядов пехоте целесообразно перейти на передвижение переползанием.

С учетом изложенного выше, следует признать, что при назначении рубежа безопасного удаления пехоты от разрывов своих снарядов, не следует механически использовать постоянную величину в 400 метров, зафиксированную в Боевом Уставе, а нужно, насколько позволяют условия, сокращать эту дистанцию.


Использованные источники:
1. «Боевые действия 50 стрелкового корпуса по прорыву линии Маннергейма
(с 11.2 по 13.3.1940 г.)» генерал-майор Корнеев, майоры Чернов и Мороз 1940 г.
2. Сборники боевых документов ВОВ.
3. Боевой устав по подготовке и ведению общевойскового боя. Часть 3. Взвод, отделение, танк. Москва, Военное издательство, 2005.
 
Ув. MAB ловите табуретки.

В общем, как бы, общая идея правильная. Чем ближе пехота (шире - наступающие вообще) прижимается к разрывам снарядов своей артиллерии, тем выше вероятность выполнения ей своей боевой задачи - захвата оборонительной позиции пр-ка.
Однако!

1. Дело в том, что часть задач огневого вала при приближении наступающей пехоты к обороняющемуся пр-ку дают (могут давать!) огневые средства действующие непосредственно в передовой "линии" наступающих. Танки, БМП, БТР, БМПТ, САО, или, в случае десанта - БМД; а также тяжёлое пехотное оружие - АГСы, ККП, реактивные огнемёты и гранатомёты со "штурмовыми" БЧ и др. в т.ч. и теже 81-82 мм миномёты с ОП максимально приближённых к пр-ку.
Такой способ менее затратен по боеприпасам - необходим их значительно, и даже принципиально! меньший объём. (Думаю, что ув. Артходжа смог бы привести несколько конкретных циферок по количеству необходимых артбоеприпасов для огневого вала.)
В статье же это вообще почти не учитывается - наглядный пример того, что автоматический перенос реалий ВМВ (отсутствие например того же тяж.пех. оружия) в реальность нынешнюю невозможен; подходить следует творчески.

2. Кроме того, возникает, в нынешних и в перспективных условиях вопрос - а хватаит ли артиллерии стреляющей с ЗОП на огневой вал необходимого качства? Не будет ли занята артиллерия - после проведения артподготовки - например, контрбатарейной борьбой? Или, организацией огневого поражения 2-го тактического эшелона обороняющегося пр-ка? Или поражением выдвигающихся резервов? Или необходимой сменой своих огнеых позиций для того что бы не попасть под контрбатарейный огонь пр-ка? Да мало ли...

3. Новый БУСВ-2002 я пока не получил, но циферь в 400 м аналогична и БУСВ-1982 и БУСВ-1989 (на счёт более ранних я не в курсе). Смею думать, что она напрямую выводится из двух основных положений:
а) резко возросший калибр артиллерии;
б) проведении атаки мотопехоты преодолевающей значительное расстояние до пр-ка внутри БМ (до рубежа спешивания).
Кроме того, я бы добавил также и трудность с определением самой линии окопов пр-ка - основной позиции обороняющихся; что даёт высокую вероятность пускания снарядов с ЗОП в "чисто поле".

4. Степень и конфигурация инженерной оборудованности оборонительных позиций с времён ВМВ сильно изменилась. Возросшая уже к сер. 1970-х гг. динамика боя уже не даёт возможности обороняющимся устроить полноценное (по старым меркам) закапывание - тупо времени нету (наличие землеройной техники тоже не спасает, т.к. резко подскочило количество необходимой для закапывания боевой техники).
Кроме того, даже если пр-ку удалось на каком-то участке закопаться посамые уши, то не факт что именно здесь мы и буудем наступать - мы ж будем искать "шверпункт", не так ли? ;)

5. Ставить себе цель подвести свою пехоту максимально близко к позициям обороняющихся не есть гут само по себе, как самоцель. Дело в том, что это будет обязательно замечено пр-м, чётко определено на местности и будет подвергнуто артудару или, как минимум, постоянному и жёсткому обстрелу как болшой артиллерией, так и теми же гранатомётами, миномётами и пр. "малым калибром" из РОП обороняющихся. Фактически, этот приём годится только в противопартизанских действиях (когда у пр-ка мощных огневых средств очень мало) или, только в ряде тактических ситуаций борьбы равных пр-ов - особенно в нас.пунктах.
Укреплинии типа маннергеймовской и т.п., даже просто специально забетонированных укрытий почти невероятно. В сильнейшем случае, дело будет идти о быстро набросанных бетонных блоках и плитах взятых с ближайшей стройки.

6.
Цитата

Ведение артподготовки фланговым огнем.
Вряд ли конфигурация условной ЛСВ даст вам такую возможность. Фланговый огонь артиллерии по обороняющимся возможен скорее либо уже после прорыва первой тактической линии, либо таковой ведётся как раз из огневых средств нашей наступающей линии (в первую очередь из БТТ НПП и тяж. пех. оружия). А вообще, это скорее бонус, чем основа. Полагаться только на это вредно.

Цитата

Переход к концу артподготовки на обстрел артиллерией меньшего калибра.
Я бы сказал что момент переходя на стрельбу меньшими калибрами это уже момент перехода в атаку, а не этап артподготовки! Минимальная дистанция для 120-мм М = 150-200 м, 82-мм М = 100 м (в некоторых "идеальных" случаях даже до 50). АГСы и боеприпасы со ТБЧ ручных огневых средств даёт возможность "прижимания" даже до 10 м, т.е. - "на упор".

Цитата

Переход к концу артподготовки на обстрел снарядами с установкой взрыватель на фугасное действие
Это становится интересным тоьлко на 80-кг 203-мм снарядах. И, скорее для подавление психики пр-ка, его "оглушения" чем для физичесого его поражения. Или делайте специальные фугасные боеприпасы с увеличинным соотношением веса снаряда к массе ВВ в нём - а это, фактичеки, только для класса "штурмовых орудий" проходит.

Цитата

Незначительный сдвиг центра рассеивания снарядов вглубь обороны противника перед концом артподготовки.
Нверно правильнее сказать "точки прицеливания" с эффектом сдвига рассеивания...
Как приём - видимо неплохо. Но полагаться нанего я бы не стал.

Цитата

Сближение пехоты с обстреливаемыми позициями противника за танками, БМП, БТР.
Этот приём вообще следует рассматривать особо т.к. он может оказаться как очень полезным так и самоубийственным.
Фактичеки, он чаще всего и так примеяется как "по уставу" так и "стхийно", но не столько в период прорыва (наступления на заранее подготовленную оборону), а уже после её прорыва - в глубине, в т.ч. в относительно мелких и скоротечных боях малых сил.

Цитата

Во время финской войны были попытки для приближения к финским окопам использовать бронированные щитки, поставленные на лыжи. Ничто не препятствует использовать что-то подобное в зимних условиях и сейчас для сближения с противником во время артобстрела его позиций.
Ну, если уж на это пошло, то пехотинцам можно дать специальные носимые щиты вроде тех что использует при штурмах спецназ. :P Современые технологии позволяет сделать такой весом кило в 10.

Цитата

В условиях позиционного противостояния, дистанция сокращалась путем максимального сближения своих окопов с окопами противника.
Сильно сомневаюсь что такое будет возможно даже в принципе. В войне равных "высокотехнологичных" и вооружённых всей номенклатурой вооружений пр-в это нонсенс. В противопартизанской войне - тоже бессмысленно. Короче - этот пункт надо выбрасывать полностью, ибо он на 90% остался в 1915-18 гг ПМВ.

Цитата

Наконец, можно использовать метод «непростреливаемого коридора».
Сомнительно - артиллерии не хватит. А кроме того, боевые порядки ныне гораздо разреженнее, оружие дальнобойнее и создание таких "коридоров" может быть просто бессмысленным.

Цитата

при приближении к разрывам снарядов пехоте целесообразно перейти на передвижение переползанием.
Ты сам ползал и сам знаешь как оно. ;) И смеешь предлагать? :blink: Переползание, конечно никто не отменяет, но вести пехоту в атаку ползком... это странный креатив. :lol:

Цитата

при назначении рубежа безопасного удаления пехоты от разрывов своих снарядов, не следует механически использовать постоянную величину в 400 метров, зафиксированную в Боевом Уставе, а нужно, насколько позволяют условия, сокращать эту дистанцию.

А эт верно. ;)

PS В общем так. "Максимальное приблежение атакующих к разрывам снарядов огневого вала" и пр., что педалируется в статье есть полезный тактический приём. Но не следует его абсолитизировать и возводить в принцип. Есть и более интересные, и более применимые сегодня методы и приёмы.

PPS Кстати, замечу, что в силу всего вышеизложенного, я потому и активно педалирую увеличение удельного веса всяческого тяж. пех. оружия в низовых тактических звеньях. Для поражения огневой точки пр-ка нужно либо от нескольких десятков до сотен снарядов 122-152 мм, либо 1-2-3 выстрела из "Шмеля", а то и две очереди из ККП.
Война, это не кто кого перестреляет, а кто кого передумает!
(С) Старшина Васьков из к/ф "А зори здесь тихие…"
 
Уважаемый Рядовой-К,
Спасибо за Ваши замечания.

Начну с общих соображений.
Существует метод, гарантированно обедняющий тактику.
Метод состоит в следующем:
1. Сначала моделируется некая «современная» (наиболее вероятная) война.
2. Выделяются ситуации, которые представляются наиболее типичными для такой «современной» войны.
3. Суммируется те тактические приемы, которые целесообразно применять в ТИПИЧНЫХ условиях «СОВРЕМЕННОЙ» войны.
4. Все остальное по умолчанию выбрасывается как отжившее свой век/ненужное.

Результат: как только условия реальных боевых действий не совпадают с смоделированной «современной» войной или ситуация оказывается нетипичной начинается «изобретение велосипеда», сопровождаемое потерями.

Пример, который Вам наиболее интересен – это ситуация со «штурмовой» тактикой. Кто-то когда-то решил, что в ракетно-ядерный век это не актуально. Последствия известны.

Поэтому, полагаю, что знания по тактике должны включать не только те приемы, которые кажутся наиболее подходящими к современным условиям, но и все то, что остается принципиально применимым из наработанного ранее.

Какая разница пехотинцу, атакующему опоясанную бесбрустверными траншеями высоту (Дагестан), что траншейная система обороны – пережиток мировых войн? Какая разница СОБРовцу, атаку подразделения которого на Первомайское поддерживали три противотанковые пушки МТ-12 (С.Козлов «Первомайская демонстрация»), что в Российской армии существует огромное количество самых современных артиллерийских систем, способных это Первомайское стереть с лица Земли за непродолжительный период времени? Современная пехота в ходе боевых действий не может остаться без тяжелого оружия? Ответы очевидны.

Подготовленная мною статья направлена на описание одного из тактических приемов, который, как мне кажется, был заброшен. Я не пытаюсь его абсолютизировать. Просто описываю.

Замечания, сделанные Вами в п.п.1,2,3,4, и п.6 «про фланкирование» - наверно верные, но они все же относятся именно к обсуждению вероятности возникновения ситуации, когда можно будет воспользоваться «прижиманием к разрывам», а не к «механизму» работы этого прима. Я отнюдь не собираюсь настаивать, что это самый приемистый из всех приемов. Действительно есть и другие методы. Но, как мне кажется, это не основание для исключения «прижимания к разрывам» из пехотной тактики.

Теперь по конкретным вопросам:
по п.5
А когда «прижимание» не используется, разве атакующая пехота не будет подвергнута артудару и обстрелом из РОП обороняющихся? Артподготовка конечно является в некотором роде демаскирующим фактором. Но и при отсутствии «прижимания» атакующих все равно заметят и по ним также будет открыт огонь.

по п.6 «о фугасном действии»
Как мне показалось, я отметил, что артподготовка с установкой взрывателя на осколочный редкость. Но если противник не успел зарыться в землю, то почему бы и нет?

по п.6 «о позиционном противостоянии»
А у что все атаки идут сходу? То же Первомайское – позиции наши заняли 10-11 января. А первый штурм 15го. За 4 дня нельзя было взрывным способом приблизить траншеи к селу? Это еще один выкинутый метод по причине устарелости.

по п.6 «о непростреливаемом коридоре»
К сожалению, у меня нет совсем никаких данных про техническую сторону «непростреливаемого коридора». По моим представлениям в какой-то момент просто несколько «соседних» орудий замолкают и туда, куда они стреляли устремляется пехота, пока остальные орудия продолжают вести огонь. На первый взгляд, дополнительных орудий это не требует. Если у кого-то есть более детальная информация, буду рад узнать.

по п.6 «о переползании».

Речь идет о том, что подойдя на 400 м, пехота переходит на переползание, чтобы более безопасно сближаться с разрывами и преодолеть еще 200-250м.
Ползти очень тяжело. Это понятно. Но получать пулю из-за того, что остановился на дистанции 400 м – хуже. Кстати, в американских FMах, есть прямое указание, что пехотинец при необходимости должен быть готов проползти все расстояние до позиций противника. Их метод фронтальной атаки путем «пробивания малых брешей» во многом строиться на осуществлении атаки ползком.

по п.6 «о щитах»
В принципе интересная идея, но для начала, надо, чтобы «прижимание к разрывам» было хоть в какой-то степени возвращено в «официальную» тактику.
 
Цитата

Существует метод, гарантированно обедняющий тактику.
Есть такое. Однако, он упрощал массовую подготовку офицеров. ;) :P Собственно говоря, так делалось всегда и во всех армиях. Подготовка всегда велась именно в рамках существующих взглядов. Можно сказать, что неизбежный традиционный рационализм в ущерб свободному полёту фантазии.
Надо также заметить, что подготовленный советский офицер отнюдь не уступал, а чаще был ЛУЧШЕ среднего западного офицера, особенно в практическом плане. Многие, кто имел возможность сравнить, посмотреть на тех же американских офицеров в деле говорили об этом.
Другое дело, что негативную роль играла максимализация абсолютизации применения ТЯО. Вот это реально приводило к "обеднению" особенно это сказывалосьна среднем звене батальон-полк.

Цитата

Поэтому, полагаю, что знания по тактике должны включать не только те приемы, которые кажутся наиболее подходящими к современным условиям, но и все то, что остается принципиально применимым из наработанного ранее.
Знаешь, многие вещи на самом деле были отработаны и оформлены в соответствующих наставлениях, рекомендациях и пр. Другое дело, что эти книжечки оказывались недоступными для офицеров из-за дурацкой секретности. А всё держать в голове - невозможно. Да и ошибочно организованная "безсержантская" внутренная служба вытравляла своей "бытовухой" даже то что было. Плюс к этому общая атмосфера "невысовывайся", "неумничай", отсутствия какой-либо возможности у офицера выступить с какими-то предложениями по тактике (по техчасти - пожалуста!)...

Про Первомайку и т.п. лучше не упоминай в качестве тактического примера. Это пример идиотизма и умопомешательства, пример позорности и бесчестья. [/COLOR]

Цитата

Какая разница пехотинцу, атакующему опоясанную бесбрустверными траншеями высоту (Дагестан), что траншейная система обороны – пережиток мировых войн?
Разница имеется принципиальная. у пехотинца 1МВ не было ничего кроме ручных гранат, заточенной лопатки и штыка или кинжала.
У современного - целый арсенал эффективнейших штурмовых средств; та даже индивидульное оружие - автомат - в отличие от той винтовки может использоваться в ближнем бою с максимальной эффетивностью.

Цитата

Какая разница СОБРовцу, атаку подразделения которого на Первомайское поддерживали три противотанковые пушки МТ-12 ...
Вот-вот! За не именеием ничего лучшего под рукой войскам нравится использовать ПТ пушки как штурмовые орудия (причём это общее место, не только для Первомайского характерное). Войскам (пехотинцам) нравится когда артиллеристы мочат точнюсенько прямой наводкой, а не пытаются выносить квадратами.

Цитата

Современная пехота в ходе боевых действий не может остаться без тяжелого оружия?
Нет. Вот только генералам обученным "нюк - туда, нюк - сюда" было трудно это понять довольно длительное время.

Цитата

Ответы очевидны.
Отнюдь не очевидны. Казанцев приехал командовать СКВО со стойким убеждением, что никаких там особенностей нет. Более опытным и толковым штабистам пришлось не мало сил использовать дабы переубедить... Только не подумайте что американские или там германские генералы менее зашорены - да такие же! Генералы не потерявшие гибкость мышления всегда довольно редки. Они то и выигрывают сражения...

Цитата

Замечания, сделанные Вами в п.п.1,2,3,4, и п.6 «про фланкирование» - наверно верные, но они все же относятся именно к обсуждению вероятности возникновения ситуации, когда можно будет воспользоваться «прижиманием к разрывам», а не к «механизму» работы этого прима.
Да, но не совсем. Я

Цитата

Я отнюдь не собираюсь настаивать, что это самый приемистый из всех приемов. Действительно есть и другие методы. Но, как мне кажется, это не основание для исключения «прижимания к разрывам» из пехотной тактики.
Протоколируем разницу во взглядах. Я утверждаю что "прижимание пехоты к разрывам снарядов гневого вала" есть только один из возможных способов "прижимания", причём, в нынешних условиях вероятно будущий достаточно редким из-за трудностей с созданием такового огневого вала. Моё мнение состоит в том, что будучи крайне важным и полезным, напрямую влияющим на вероятность благоприятного исхода атаки/наступления, прижимание к артразрывам должно осуществляться не при стрельбе артиллерии с ЗОП, а т.н. штурмовым способом - орудия (огневые средства вообще - от АГСа до САО) ведут огонь прямой наводкой, а не с ЗОП!
Особо характерно мои взгляды были отражены на описанном способе атаки ВОПов в Такт. практ. №3 - думаю, что ты читал его. Если нет - загляни в раздел тактической подготовки на этом форуме.


Цитата

К сожалению, у меня нет совсем никаких данных про техническую сторону «непростреливаемого коридора». По моим представлениям в какой-то момент просто несколько «соседних» орудий замолкают и туда, куда они стреляли устремляется пехота, пока остальные орудия продолжают вести огонь. На первый взгляд, дополнительных орудий это не требует. Если у кого-то есть более детальная информация, буду рад узнать.
Если надо, то могу описать принципиальную схему создания "коридоров". Как мне кажется, ты не совсем правильно его понимаешь. Суть его в том, что перпендикулярно (поперёк в глубину боевого построения) позициям противника наша артиллерия создаёт две неподвижных огневых завесы мешающие пр-ку вести и огонь и наблюдение. При этом, артвоздействие на другие участки остаётся прежним, а в образованном коридоре - исключается вовсе, и туда устремляются наши войска.

Беда одна - артиллерии на оперативном НСОУ долно быть значительно БОЛЬШЕ чем у пр-ка, т.к. ОДНОВРЕМЕННО надо и вести артразмягчение передовых позиций, и поражать войска пр-ка в глубину, и вести КББ + "внезапно возникающие задачи". При общем резком снижении количества артиллерии, это становится трудно выполнимым. Пока что у России, к примеру, нужное количество артиллерии есть (с учётом складского хранения и возможност развёртывания артформирований). Но матчасть стареет, не заменяется... Короче - будет необходимое наличие артиллерии - замечательно, не будет - ...

Цитата

по п.6 «о фугасном действии»
Как мне показалось, я отметил, что артподготовка с установкой взрывателя на осколочный редкость. Но если противник не успел зарыться в землю, то почему бы и нет?
Вообще-то, это специфичеки артиллерийский вопрос. :) Думаю, что правильным было бы вести артподготовки и артсопровождение наступления комбинируя боеприпасы и способы их подрыва. Т.е. чередовать фугасность, осколочность, термобаризм и зажигательность :rolleyes:

Цитата

по п.6 «о позиционном противостоянии»
А у что все атаки идут сходу? То же Первомайское – позиции наши заняли 10-11 января. А первый штурм 15го.
У НВФ была артиллерия? Часто ли такие ситуации встречались? Гораздо чаще всё происходит по другом. В случае неуданой атаки войска откатываются на исходные, где отдыхают, перегруппируются, получают боеприпасы и снова сначала. Оставать в зоне огня стрелвого оружия без укрытия никто не хочет ибо затратно - уровень потерь будет расти.

Цитата

За 4 дня нельзя было взрывным способом приблизить траншеи к селу? Это еще один выкинутый метод по причине устарелости.
По памяти там дистанция нейтралки достигла 2-3 км - какие там сапы? :blink: Там надо было бы просто закрыть обороняющимся наблюдение дымовой завесой и под её прикрытиеем броском подобраться поближе.

Цитата

по п.6 «о переползании».
Речь идет о том, что подойдя на 400 м, пехота переходит на переползание, чтобы более безопасно сближаться с разрывами и преодолеть еще 200-250м.
Я больше 100 м за раз никогда не ползал. :P
Однако могу утверждать, что атаковать ползком это если не нонсенс, то явление довольно редкое и отнбюдь не для таких дистанций.
Поясню. Пр-к скорее всего обнаружит вашу ползущую цепь и откроет по ней огонь из огневых средств не "покрытых" нашей артподготовкой - буде то миномёты или АГСы или ещё что. В этих условиях быстрый рывок вперёд...
В общем, я бы применял переползание на большие дистанции скорее для скрытного подбирания к пр-ку, чем для обеспечения безопасности от разрывов снарядов артподготовки.
Война, это не кто кого перестреляет, а кто кого передумает!
(С) Старшина Васьков из к/ф "А зори здесь тихие…"
 
Приношу свои извинения за отсутствие на форуме и позднее прочтение темы. 14-го женил сына, дайте пару дней отойти и все вам будет........
Ищите и обрящете.
 
1. Протоколируем разницу во взглядах. Моё мнение состоит в том, что прижимание к артразрывам должно осуществляться не при стрельбе артиллерии с ЗОП, а т.н. штурмовым способом - орудия (огневые средства вообще - от АГСа до САО) ведут огонь прямой наводкой, а не с ЗОП!

- А собственно никакой разницы во взглядах нет. Мне кажется, что я в проекте статьи ни коем образом не пытался настаивать на огневом вале образуемом с ЗОП. В статье нет анализа соотношения стрельбы с ЗОП и штурмовым способом. Написано лишь о прижимании к разрывам снарядов, не детализируя, каким образом они должны «образовываться».

2. Если надо, то могу описать принципиальную схему создания "коридоров". Как мне кажется, ты не совсем правильно его понимаешь.

- Наверное, создание непростреливаемого коридора описанным тобой способом требовало использования дополнительных орудий. Но думаю, что этот тактический приема может быть реализован и так как мне представлялось. Одна тактическая идея может иметь варианты реализации – «полный» (две огневые завесы в глубину обороны) и «усеченный» (замолканием «соседних» орудий). Первое лучше второго, но реализация лучшего решения не всегда возможна.

3. Однако могу утверждать, что атаковать ползком это если не нонсенс, то явление довольно редкое и отнюдь не для таких дистанций.
Поясню. Пр-к скорее всего обнаружит вашу ползущую цепь и откроет по ней огонь из огневых средств не "покрытых" нашей артподготовкой

- Дистанция условно ок.200 метров – до 400 метров подошли в рост, далее поползли и приблизились на 200 м. Безусловно, артогонь – действенное средство против атак в пешем порядке. Однако, что происходит при отказе от сближения переползанием – растет дистанция удаления от разрывов. Вероятность того, что пулеметы выкосят атакующих то же растет. Богатства выбора не наблюдается.

4. Гораздо чаще всё происходит по другом. В случае неудачной атаки войска откатываются на исходные, где отдыхают, перегруппируются, получают боеприпасы и снова сначала.

- Это известно. Почему откатывание и «снова вперед» не может осуществляться по сапам?
Почему в конфликтах «прошлых лет» подвод сап использовался, и изобилие артиллерии у противника никого не смущало при решении вопроса об использовании сап? Реальная альтернатива – преодоление голого поля, что несколько хуже.

5. Разница имеется принципиальная. у пехотинца 1МВ не было ничего кроме ручных гранат, заточенной лопатки и штыка или кинжала.
У современного - целый арсенал эффективнейших штурмовых средств;

- Одно остается неизменным – «работающие» пулеметы противника выкосят практически любое количество атакующей пехоты. Поэтому и в ПМВ и сейчас нужно сделать так, чтобы снизить огневое воздействие противника до минимально возможного. Необходимость ее достижения никто не отменял. Прижимание + бросок после переноса артогня – один из приемов для достижения этой цели. (безусловно далеко не единственный).

6. Можно сказать, что неизбежный традиционный рационализм в ущерб свободному полёту фантазии.

- Полагаю, что правильный подход к изложению тактики должен быть примерно следующий
«есть некоторая проблема, у проблемы есть решения А,Б,В, Г и Д. У решения А есть два плюса и три минуса, у решения Б есть три плюса и ряд ограничений и т.д. То есть у «тактикоприменителя» должен быть набор решений с пониманием условий применения каждого из них. И ни в коем случае нельзя вдалбливать «самое правильное решение».

Извиняюсь, что отвечаю не на все замечания. Я стараюсь выделять основные моменты, чтобы не утонуть в обсуждении там, где дальнейшая аргументация сторон и так понятна.
 
Подожду ув Артходжу и отвечу.
Война, это не кто кого перестреляет, а кто кого передумает!
(С) Старшина Васьков из к/ф "А зори здесь тихие…"
 
Начнем по порядку:
1.Закрепленный в Боевом уставе рубеж безопасного удаления от разрывов своих снарядов 400 м соответствовал представлениям на момент составления Боевого устава.
2.В ныне действующих «Правилах стрельбы и управления огнем наземной артиллерии (дивизион, батарея, взвод, орудие)» (далее ПСУО), в ст. 11 прописано:
«Для обеспечения безопасности своих войск при стрельбе по целям, расположенным вблизи от них, артиллерийский командир обязан:
-применять наиболее точные способы определения установок для стрельбы;
-назначать снаряды и заряды, обеспечивающие наименьшее рассеивание;
-избегать перехода с одного заряда на другой и стрельбы разными партиями зарядов;
-начинать пристрелку с расчетом получить отклонение первого разрыва от цели в стороне, противоположной своим войскам;
-вести непрерывное наблюдение за стрельбой и передовыми подразделениями своих войск, особенно при ведении подвижной огневой зоны, огневого вала и последовательного сосредоточения огня;
-немедленно прекращать огонь при получении соответствующего сигнала.
Величина безопасного удаления своих войск от цели (ближней границы групповой цели) зависит от ошибок определения установок для стрельбы, рассеивания снарядов, радиуса разлета осколков и при стрельбе осколочно-фугасными снарядами с ударным взрывателем определяется по формуле:
Lб=5 х корень квадратный ( Ед2+ Вд2) +rmax
(там, где 2 - это квадрат предшествующей величины), величина rmax вне квадратного корня[/COLOR] Значения характеристик точности определения установок для стрельбы по дальности Ед и максимального разлета убойных осколков r max , а также величин безопасного удаления для средних условий при определении установок для стрельбы способом полной подготовки приведены в Пособии по изучению Правил стрельбы, а рассеивание снарядов по дальности Вд в таблицах стрельбы.»
В Пособии по изучению ПСУО к ст. 11 сказано:
Под безопасным удалением понимается наименьшее удаление своих войск от цели (ближней границы групповой цели), при котором поражение своих войск разрывами своих снарядов при стрельбе на поражение этой цели практически исключается.
Значения характеристик точности определения установок для стрельбы Ед и рассеивания снарядов Вд по дальности зависит от способа определения установок для стрельбы на поражение, дальности стрельбы и различны для разных артиллерийских систем.
Установлено, что максимальный радиус разлета убойных осколков при разрыве снаряда калибра 152 мм включительно при установке взрывателя на осколочное действие для неукрытого и незащищенного личного состава составляет 200 м, а для личного состава, укрытого в БТР, БМП и т.п. – 60 м. При разрыве снарядов крупнее 152 мм эти радиусы составляют 250 и 150 м соответственно.
Значение безопасного удаления должно определяться в каждом конкретном случае.
В случае применения других типов взрывателей, а также при стрельбе реактивной артиллерии значения безопасного удаления определяют по таблицам стрельбы.

Далее по формуле: значение Ед в зависимости от способа подготовки установок для стрельбы на поражение составляет от 0,7 до 1,2 Вд (берем наиболее точные способы).
Коэффициент 5 учитывает рассеивание снарядов и точность подготовки установок для стрельбы (согласно законов рассеивания максимальное отклонение случайной величины не превышает 4-х единиц), одна единица про запас, дабы полностью исключить ошибку.
Формула верна для случаев определения безопасного удаления при нахождении наших войск в непосредственной близости от поражаемой цели. Если огонь по цели ведется, а наши войска находятся на значительном (более безопасного) удалении, тогда точность определения установок для стрельбы на поражение не учитывается (огонь то уже ведется), что приводит к значительному уменьшению безопасного удаления. Например: величина Вд для системы калибра 122 мм на дальности 2-4 км составляет около 30 м, войска наступают открыто, Lб=350 м, в бронированном порядке – 210 м. При стрельбе осколочно-фугасным снарядом с установкой взрывателя на фугасное действие Lб составляет соответственно около 250 и 130 м.
В боевом уставе записана усредненная величина для различных условий чисто из практических соображений – не надо загромождать башку пехотного командира лишним, для этого у него есть спецы - хай працюют.
Это что касается теории и практики СУО.
Поговорим о тактике. Конечно любая прошедшая война дает работу не только историкам на и теоретикам следующей. 1-я мировая с ее позиционным способом ведения дала теорию проведения глубокой операции блестяще осуществленной в ходе 2-й. Финская дала опыт прорыва глубоко эшелонированной подготовленной в инженерном отношении обороны. Ссылаться на опыт финской с переносом в буквальном смысле слова на современную, ну знаете ли батенька…. Даже и не знаю, что сказать. По предмету дискуссии можно только одно – способы сближения с противником в ходе арт. подготовки и арт. поддержки могут быть разными, и, Боевой устав их предлагает – атака противника в пешем, бронированном или комбинированном порядке. Если есть возможность прицепить к танку сани – да Бога ради – сокращается время преодоления рубежа удаления наших войск на момент переноса огня в глубину до переднего края противника. Речь здесь идет не о способах уберечь наши войска от поражения своих осколков, а темпе преодоления вот этой зоны, чем быстрее, тем меньше время огневого воздействия оставшихся и способных вести организованную оборону огневых средств противника по нашим войскам. Средний темп атаки 100 м в мин., наступления войск в глубине обороны противника в средних условиях 50 м в мин. Вот и считайте время ответного огневого воздействия. От общего времени отминусуйте время на очухивание и организацию боя оставшимися (от 30 сек до 1,5 мин) в зависимости от опыта противника. Что остается? Вот и бегите в атаку с вещмешками за спиной и бронеплитами в руках по колено в снегу…..
Насчет лунного пейзажа после артподготовки мне понравилось …
Считаем. Расход снарядов на 1 га площади (100 м на 100 м) укрытой (в окопах) цели для калибра 122 мм при стрельбе на подавление (математическое ожидание поражения отдельных целей, входящих в состав групповой М=30%, способных оказать огневое воздействие остается 70%) составляет 200 штук. При изменении степени поражения изменяется непропорционально. Например: для ее уничтожения (М=60%) расход увеличивают в 3 раза. Артподготовка начинается, как правило, по целям на переднем крае и состоит из нескольких огневых налетов. Завершается, как правило, по целям первого огневого налета. При этом по цели в ходе артподготовки выпускается установленное количество боеприпасов. Радиус воронки 122 мм около 1 м глубина около 40 см для среднего грунта. При попадании в траншею или сооружение блиндажного типа – несколько больше. Считайте…
Приношу извинения - описался (ударение на "а") [/COLOR] Артподготовка[/COLOR] заканчивается с выходом общевойсковых подразделений на рубеж перехода в атаку. Артподдержка начинается немедленно после артподготовки по сигналу общевойскового командира. Временной промежуток при этом отсутствует. Перенос огня в глубину обороны противника осуществляется по сигналу общевойскового командира.
Что касается фланговых обстрелов – то это мура, на которую мне даже обращать внимания неохота (изменяются размеры цели в сторону увеличения, снижается плотность огневого поражения, увеличивается расход боеприпасов). Переход на меньшие калибры не целесообразен – степень поражения не изменяется, а организация управления усложняется. Атакующие тяжелые огневые средства выполняют огневые задачи по ПТС и др. огневым средствам осуществляющим огневое воздействие по атакующим – им работы хватает при насыщенности обороны бронированными ПТС.
Огневой налет на поражение укрытой живой силы и огневых средств начинается снарядами с установкой взрывателя на осколочное действие (достигается максимальное поражение неукрытой ж/с на момент начала огневого налета) и продолжается с равномерным распределением снарядов на осколочное и фугасное действие (достигается нанесение поражения укр. ж/с и «любопытных»).
Арт. поддержка атаки осуществляется на глубину обороны батальонов первого эшелона (и более) в зависимости от построения обороны противника и темпов наступления войск методом последовательного сосредоточения огня (ПСО), огневого вала (ОгВ), подвижной огневой зоны (ПОгЗ) и их разновидностями.
Плотность огня составляет в среднем 3-4 сн. в мин на га (100м ОгВ). В основном с задачей воспрещения ответного огня по атакующей пехоте (если рядышком рвется – лучше голову не поднимать). Существенного урона не наносит – около 5%.
Сдвигать ЦРС на десяток метров – нецелесообразно – проигрывается время на сдвиг – около 40 сек – 1 мин (за это время атакующая пехота его проскочит). В годы ВОВ практиковались ложные переносы, что, впрочем, относится скорее к тактическим приемам.
Приближение к переднему краю противника окопами, методы непростреливаемых коридоров – возможны, хотя второе достаточно сложно в организации и требует капитальной проработки для конкретных условий и, как рекомендация для общепринятых случаев, неприемлема.
Уффффффф
Разбор остальных сообщений прошу перенести на попозже, т.к. мой опус занял солидное место и занял много времени.
Ищите и обрящете.
 
Цитата
артходжа пишет
Начнем по порядку:
1.Закрепленный в Боевом уставе рубеж безопасного удаления от разрывов своих снарядов 400 м соответствовал представлениям на момент составления Боевого устава.
2.В ныне действующих «Правилах стрельбы и управления огнем наземной артиллерии (дивизион, батарея, взвод, орудие)» (далее ПСУО),  в ст. 11 прописано:
Вот это да... Как на лекции по СУО в родном СВАКУ побывал...
Такими темпами ув.МАВ скоро закончит ускоренные курсы командира арт. взвода!
Попадать надо, а не целиться!
 
Цитата
артходжа пишет
Артподдержка заканчивается с выходом общевойсковых подразделений на рубеж перехода в атаку.
Наверное ув. Артходжа описался - не артподдержка[/COLOR], а артподготовка[/COLOR] заканчивается с выходом общевойсковых подразделений на рубеж перехода в атаку.
Попадать надо, а не целиться!
 
Уважаемый Артходжа,
Благодарю за замечания и очень интересную информацию по расчету безопасного удаления. Хотелось бы задать ряд уточняющих вопросов. Заранее извиняюсь, если они покажутся Вам глупыми.

1. По времени ответного огневого воздействия.
Пытаюсь посчитать. Время на очухивание противнику после переноса огня вглубь - 1,5 мин. За это время при темпе 100 м в минуту атакующие успевают продвинуться на 150 метров. Если мы берем уставную величину 400 метров, на которую атакующие подошли во время артподготовки, вычтем 150 м, получим 250 метров. Обороняющиеся теряют преимущество перед атакующими при подходе последних на 50-30 метров к окопам, вычтем их из 250м. Имеем 200 метров, на преодоление которых потребуется 2 минуты. Эти 2 минуты по атакующим будут лупить пулеметы, а они будут продолжать также упорно бежать? Заляжет пехота и все. Вот у меня и получается, что нужно как хочешь изворачиваться, но обеспечить подход пехоты метров хотя бы на 200 к окопам противника ДО переноса артогня вглубь, ВО ВРЕМЯ артподготовки. А финская война, так я ее просто для примера привел, он мне иллюстративным показался.

2. По поводу лунного пейзажа. Правильно ли я понимаю, что если для уничтожения одной трети целей в квадрате 100 на 100 требуется 200 снарядов, а для уничтожения 2/3 – 600 снарядов, то при переводе в «пехотную» плоскость получается, что после переноса артогня вглубь можно практически гарантировано ожидать, что из убежищ вылезет достаточное количество обороняющихся, чтобы начать активно поливать атакующих огнем?

3. По поводу фланговых обстрелов. Насколько я понимаю, одна из наиболее типичных целей – это траншея или цепочка парных окопов, находящихся условно параллельно фронту. Разве не удобнее ее расстреливать фланговым огнем? Эллипс рассеивания «вытягивается» вдоль цели.

4. По поводу сдвига ЦРС. Насколько я понимаю, при артподготовке приходится постоянно изменять установки прицельных приспособлений – да при том же ложном переносе огня. Почему, когда в последний раз огонь будет перебрасываться на атакуемую траншею, нельзя учесть величину сдвига?
 
По ходу дела, пока не готов на вопросы дискуссии.
MAB 19 Октября 2006, 19:49
Еще раз подчеркиваю, что величина 400 м ориентировочная, уточняется при каждом конкретном случае.
Даже если брать ваши расчеты, считаем. Ничто не мешает танкам и БМП идти несколько впереди атакующей пехоты. Насколько мне помнится это расстояние около 100 м. Итого перед очухавшимся супостатом примерно в 150 м - танки и БМП. Естественно они выполняют ряд огевых задач по поражению огневых средств. Кроме этого пехота тоже не стоит на месте, а выйдя на дальность действительного огня из стрелкового оружия (300 м) также что-то творит. Не так все получается просто. Ну ладно, допустим залегла. Повторяется огневой налет - время 3-5 мин. Такие случаи бывали. По опыту ВОВ по нескольку раз. Да и артподготовка составляла по времени до нескольких часов.
По поводу очухавшихся: да после огневого налета с плотностью 1 (МО=30%) остается физически неповрежденных и способных оказать сопротивление 60% бойцов. Сколько из них готовы оказать реальное сопротивление? Практика показывает - около 30%. Соотношение около 6 к 1. Не фонтан. Нарушена система огня, управление, взаимодействие.....
По поводу флангового огня я уже объяснял. Овчинка не стоит выделки. В угоду повышения степени поражения на незначительную величину усложнять планирование, управление и взаимодействие на порядок.
По поводу сдвига ЦРС. В момент атаки переднего края, когда нужно отсечь подходящие резервы, воспретить прицельный ответный огонь вторых эшелонов мы делаем сдвиг на 50 м? Теряем 30-40 сек ради мнимого выигрыша? Впрочем это вполне допустимо и даже прописано в разделе ПСУО - выполнение огневых задач в локальных вооруженных конфликтах. Правда эффективности ноль. Только психологическое воздействие.
Надеюсь ответил на вопросы предыдущего поста.
monachov_a Не Сумский случайно? Я с 78 года выпуска.
Ищите и обрящете.
 
По вопросам дискуссии.
Общее правило сформулированное MAB 05 Октября 2006, 16:01
Цитата

Артиллерийская подготовка должна проводиться таким образом, чтобы к моменту ее окончания наступающая пехота могла сблизиться с атакуемыми окопами на расстояние, которое после окончания артиллерийской подготовки она преодолеет раньше, чем
обороняющийся, переждавший обстрел в укрытиях, откроет эффективный огонь по атакующим.
Приобретает несколько иное звучание:
Наступающая пехота обязана, прижимаясь к разрывам, сблизится на минимально возможное расстояние к переднему краю противника. Иначе атака, ради чего все это задумано может оказаться под срывом. И это постулат. Другое дело, как она это сделает - это уже тактический прием.
Кстати о видах, способах и приемах. Тактика подразделяется на виды действий: наступление, оборона, встречный бой, выход из боя и отход, передвижение войск. Каждый из них подразделяется на способы. Например наступление: сходу, из положения непосредственного соприкосновения. И опять каждый на тактические приемы: сходу из района сосредоточения, из выжидательного района....
Так что на вооружении командира есть практически весь опыт предшествующих поколений и войн. И опять кстати. Утверждение MAB 12 Октября 2006, 11:16
Цитата

Существует метод, гарантированно обедняющий тактику.
Метод состоит в следующем:
1. Сначала моделируется некая «современная» (наиболее вероятная) война.
2. Выделяются ситуации, которые представляются наиболее типичными для такой «современной» войны.
3. Суммируется те тактические приемы, которые целесообразно применять в ТИПИЧНЫХ условиях «СОВРЕМЕННОЙ» войны.
4. Все остальное по умолчанию выбрасывается как отжившее свой век/ненужное.
несколько неверно. всему приведенному предшествует сбор информации и ее анализ по предшествующей войне, включая все эпизоды, их систематизацию, выделение общих тенденций развития вооружений и способов их применения. На основе этого рождается описанным способом тактика войны будущего. Военные всегда готовятся к прошедшей войне.
Рядовой-К 09 Октября 2006, 16:24
Цитата

1. ... часть задач огневого вала при приближении наступающей пехоты к обороняющемуся пр-ку дают (могут давать!) огневые средства действующие непосредственно в передовой "линии" наступающих...
Задача огневой поддержки атаки независимо от используемого способа - воспретить организованное огневое воздействие по наступающим. Описанное Вами является задачей наступающих войск - разгром обороняющихся войск. И, согласитесь со мной, работы у них хватает и даже объем начинает возрастать, свидетельством чему является создание БМПТ.
Продолжение позже...
Ищите и обрящете.
 
Уважаемый Артходжа,

1. Согласен с Вами, что пехоте следует прижиматься к разрывам.
При формулировки "постулата" Вы озвучили требовия артиллерии к пехоте - "эффективно пользуйтесь тем, что мы вам обеспечиваем", я же озвучил требования пехоты к артиллерии - "обеспечте условия для успеха атаки".

2. Залегание пехоты в той ситуации, которую мы обсуждаем (не успели пробежать условные "400 м", при всей ориентировочности цифры, после переноса артогня – противник очухался и открыл огонь) означает, что по пехоте уже полоснули огнем и, вероятнее всего, она уже понесла потери. Мне кажется, лучше стремиться к тому, чтобы обеспечить к моменту окончательного переноса огня вглубь обороны выход пехоты на дистанцию, которую она успеет преодолеть до того как противник начнет вести по ней эффективный огонь.

Кстати, после Вашего описания действий после залегания пехоты пришла идея дополнить список приемов "прижимания к разрывам" еще одним:
«11. Используя сокращение дистанции действительного поражения пехоты осколками снарядов при залегании, можно для большего приближения с позициями противника передвигаться рывками. После подхода к рубежу безопасного удаления от разрыва своих снарядов при передвижении в рост (например, те же 400 м), пехота залегает. После переноса артиллерией огня вглубь обороны противника пехота делает броско на 50-70 метров. Для этого ей потребуется приблизительно 30-45 секунд. За это время противник не успеет эффективный открыть огонь по атакующим. После чего пехота вновь залегает, а артиллерия немедленно переносит огонь на атакуемую позицию. Противник вынужден опять укрыться в убежищах. После чего артогонь вновь переносится вглубь, пехота опять делает рывок на 50-70 метров и т.д. Так делаются 3-4 рывка, чем существенно сокращается дистанция для финального броска к позициям противника.»
Не могли бы Вы раскритиковать?

3. Что касается 60% небоеспособных, танков и стреляющей на ходу пехоты. Все очень логично, но зачастую надежда на всесокрушающий огонь артиллерии не работает. Описаний эффективных действий обороняющихся, после проведенной по ним артподготовки более чем достаточно.

4. Теперь, что касается обстрела фланговым огнем. Приобрел как-то книжку «Взаимодействие артиллерии с другими родами войск при прорыве укрепленной полосы 8-й русской армией у Станиславува» (июнь 1917 г.). В ней есть такой пример, на участке одной из пехотных дивизий из 15 огневых позиций 7 занимали полностью фланкирующее положение, 2 фланкировали окопы на ¾ их протяжения, чисто фронтальный огонь вела лишь одна батарея. Почему в 1917 году артиллерия могла вести фланкирующий огонь, а сейчас она этого делать не может?

Заранее спасибо.
 
Гм... Замечаю, что написать в тему мне уже вроде как и нечего... :o Ув. Артходжа подтвердил, как мне показалось, принципиальные положения, которые мною были указаны и добавил кое-что интересное. ;)
И ещё - видимо то что ув. МАВ часто пользуется западным понятийным аппаратом и формулировками, то и получается некоторое рассогласование. А так, мыслит он ИМХО в правильном направлении - читать интересно.
Теперь, немного по пунктам его последнего постинга.

Цитата

4. Теперь, что касается обстрела фланговым огнем. ... Почему в 1917 году артиллерия могла вести фланкирующий огонь, а сейчас она этого делать не может?
Дело не в этом - может конечно и даже предпосылок для этого будет пожалуй и побольше. А в том, что в условиях ПМВ этот тактический приём имел повышенное значение характерное именно для тех условий. Окопы в 2-3 человеческих роста (тоже характерная черта именно для ПМВ) никак "пукалками" калибра 76-мм разрушить невозможно. 122-152-мм гаубицы тоже неахти. Потому крайне полезными оказывались фланговые артпозиции способные простреливать окопы вдоль - если не разрушим, то хоть ж/с побъём.

Цитата

... зачастую надежда на всесокрушающий огонь артиллерии не работает. Описаний эффективных действий обороняющихся, после проведенной по ним артподготовки более чем достаточно.
Это слишком общее замечание. И всегда есть конкретные причины когда такое случалось (и будет случаться вновь и вновь). Потому и есть кроме артллерии ещё танки, др. бронетехника, пехота наконец... B) Никакой род войск не имеет первенства над другими - первенство имеет их разумное взаимодействие.

Цитата

2. ... после переноса артогня – противник очухался и открыл огонь) означает, что по пехоте уже полоснули огнем и, вероятнее всего, она уже понесла потери.
Так. Однако, заметь, что важно!, боевой порядок пехоты уже много десятков очень разрежен что в сочетании со способом передвижения в атаке (перебежал - залёг) "полоснуть" огнём вовсе не обязательно приведён к каким-либо ощутимым потерям, а то и вовсе не приведёт.

Цитата

...лучше стремиться к тому, чтобы обеспечить к моменту окончательного переноса огня вглубь обороны выход пехоты на дистанцию, которую она успеет преодолеть до того как противник начнет вести по ней эффективный огонь.
Не могу не вставить здесь одно из своих излюбленных заклинаний, что сейчас есть все условия что бы обеспечить это огнём орудий на прямой наводке, т.е. штурмовым способом. Т.к. стрельба с ЗОП может не охватить нужный процент позиций пр-ка (которые, к тому же, ещё надо и разведать, что в условиях быстротечности событий весьма затруднительно).

Цитата

Так делаются 3-4 рывка, чем существенно сокращается дистанция для финального броска к позициям противника.»
Не могли бы Вы раскритиковать?
Позволь мне покритиковать? ;)
1. Требуется очень высокий уровень согласованности по времени и месту между пехотой на передовой и артиллерией. Приём должен быть заранее отработан на тренировках и артиллеристами и пехотинцами. Все ответственные лица (командиры, наблюдатели-корректировщики, связисты и пр.) должны работать, говоря по американски, в единой команде, вплоть до того что они должны знать друг друга.
Если это всё решено, то...
2. Снаряды и заряды должны быть строго рабиты по сериям изготовления и т.п. особенностям.
3. 3-4 рывка много. Лучше ограничится не боее чем двумя, а лучше - одним но с большей преодолеваемой дистанцией - до 100-120 м.
4. Мне кажется, что даже в лежачем положении есть великая опасность попасть под осколки своих снарядов

А теперь прикинь, как намного легче применяя штурмовую тактику, когда вместо стрельбы с ЗОП, 100-мм орудия на БМП/БМД давят обороняющихся с принципиально более высокой точностью и меньшим расходом бп. :rolleyes:
Война, это не кто кого перестреляет, а кто кого передумает!
(С) Старшина Васьков из к/ф "А зори здесь тихие…"
 
Цитата
артходжа пишет
MABсдвига ЦРС. В момент атаки переднего края, когда нужно отсечь подходящие резервы, воспретить прицельный ответный огонь вторых эшелонов мы делаем сдвиг на 50 м? Теряем 30-40 сек ради мнимого выигрыша? Впрочем это вполне допустимо и даже прописано в разделе ПСУО - выполнение огневых задач в локальных вооруженных конфликтах. Правда эффективности ноль. Только психологическое воздействие.
Уважаемый Артходжа,
про сдвиг ЦРС – вроде «сползание огня» на "шагами" по 50-100 метров было достаточно распространенным приемом в ВОВ. Правда у него была первоочередная цель несколько иной – скрыть окончательный перенос огня и момент перехода в атаку. Но и для «прижимания к разрывам» он вроде то же применим.

Думаю п.4 из списка дополнить следующим образом:
«Следует отметить, что незначительный сдвиг ЦРС, именуемый «сползанием огня», может использоваться для достижения еще одной тактической цели – сокрытия от обороняющихся момента окончательного переноса огня с атакуемого рубежа вглубь обороны. По изменению интенсивности огня, участков, обстреливаемых артиллерией и ряду других изменений в ведении огня, противник может узнать, что артподготовка завершена и ему нужно выводить свою пехоту из убежищ. «Сползание огня» скрывает окончательный перенос огня вглубь атакуемой обороны и тем самым скрывает начало атаки пехоты.»

Ув.Рядовой-К, Вам отвечу чуть позже.
 
Уважаемый Рядовой-К,
пробую ответить.

1.По поводу переоценки всесокрушаемости огня артиллерии.
Я попробую тогда переформулировать мысль, чтобы она была конкретнее.
По пунктам:
а) Артподготовка в основном подавляет противника (полного уничтожения, за исключением случаев сверконцентрации артогня или слабо оборудованных позиций, ожидать не следует).
б) Рассчитывать на то, что после нее сопротивление будет сведено к нулю и пехота пойдет по «чистому» полю нельзя.
в) Как бы не проводилась артподготовка, пехота должна решать как подавлять противника во время сближения с его позициями. Упрощенно, либо пехота прижимается к разрывам и делает бросок, используя эффект подавления обороны противника артогнем, либо после прекращения (переноса) артогня подавляет противника самостоятельно (штурмовая тактика, наверно пример второго).


2. По поводу разреженности боевых порядков и изменения способа передвижения.
Во время сближения с противником он должен быть в общем и целом подавлен. Как хочешь изворачивайся, но добивайся этого. Мне представляется, что это аксиома. Иначе – необснованные потери. Разрывов в подавлении быть не должно. А мы получается закладываем, что порядка 200 метров пехоте нужно будет преодолевать под огнем из оживших огневых точек. Нет, ну в принципе «живые волны» то же срабатывают периодически. По понятным причинам, это не то, что следует рекомендовать делать.

3. По поводу рывков.
Если честно, я никогда не встречал описания сознательного применения рывков для сближения с противником. Периодически упоминаются рывки как описывает Артходжа. То есть когда пехоту пригвоздили, и тогда артиллерия возобновляет обстрел, и сами собой получаются рывки. Из общих соображений, количество рывков будет изменяться от ситуации к ситуации – насколько организован противник и как быстро он очухается. А то, что организационные сложности есть – спору нет.

4. По поводу флангового обстрела.
Насколько я понимаю «вытянутую» вдоль лини фронта цель выгоднее обстреливать фланговым огнем. Проблема, если я правильно додумал - в том, что фланговый обстрел вынудит обсчитывать стрельбу и пристреливаться поорудийно, затрудняется сведение в батареи. Но если альтернативой будет выкошенная огнем пехота – думаю стоит помучиться.
 
не надо загромождать башку пехотного командира лишним, для этого у него есть спецы - хай працюют.

" нєхай працюють" - сумчанам двойка.

Для "теоретиков" : "ноу-хау" - "под зонтиком"[/COLOR] ,"боги войны" должны знать что это такое... под разрывами своих снарядов, отрабатываемая методика ведения боя в 80г. Тактика, так называемого, "единого броневого кулака"...

А это для практиков..."афганских"

В Афгане я понял, что поступил не в то училище. Пока "пехота" шастает по горам и по лесам, артиллеристы от скуки умирают на огневых позициях, работа у них начиналась после наших целеуказаний или до проведения, как это слово по-новому звучит после Чечни, "зачисток".
Наш НШ майор Барышников говорил обычно следующее: "Ну-ка Ларионов - ТВАКУ (командир артбатареи) или Комаров КВАКУ(командир нашей минбатареи), пизд...ни по этому кишлачку, ....пехота, спешиться, и попизд...ли собирать калоши и чайники..." Слазишь к вечеру, а может через несколько дней с гор к пункту сбора - ноги до задницы стёрты, голодные, грязные, зимой с обмороженными, летом с волдырями от солнца, не выспавшиеся, хорошо если без потерь! Короче - романтика: "С неба на землю и прямо в .....", одно слово - ВДВ.

Это было в октябре 1982 года, после моего отпуска, очередной раз вышли чесать "зеленку", не доходя до ущелья Вагджан, ушли вправо, прошли поперек зеленки километра три, рядом с той дорогой, где Володя Остяков на БТРД с ДШК подорвался, спешились и полезли в горы. Комбат со штабом встали лагерем у Малихейля, а артиллеристы заняли огневые позиции к северу от кишлака, наловили куриц, развели костры ... бульон, каша с мясом, тушенка на подносах, чистые подворотнички, короче - лафа. Наблюдатель Комарову докладывает, что в горах наблюдает какие-то тени.
Комаров: "Батарея к бою. Пристрелочным - ОГОНЬ!". У артиллеристов есть такой порядок - цель берется в вилку, а потом стрельба ведется на поражение. Первый всегда дымовой, но, это в Союзе, а у нас ...
Докладывает комбату, что после двух пристрелочных "духи" в горах засуетились, просит разрешения на беглый. Тот дает согласие, но предупреждает, чтобы своих случайно не зацепил, там седьмая рота работает. Тот на себе рвет тельник: "Ни в жизнь!".

Я после спешивания заметил группу духов уходящих от кишлака в гору, ротному доложил, что начал преследование. Ротный оставался на бронегруппе, на машинах идти было невозможно, поставил задачи остальным нашим пешим группам: Фазылу и Саше Дмитриенко (Командир 1 взвода. Его сняли с первой роты в бригаде: послал на х.. на операции кого-то из политотдела - замполиты ему этого не простили - сняли, и вместо Лехи Зиновьева к нам прислали.) подтягиваться ко мне. Расстояние сокращалось очень медленно, да еще по ходу вели огневой бой. Санек доложил, что видит меня, я ему трассерами показал куда уходят духи, и попросил идти на перехват справа, а Фазик (вот кто бегал по горам как сайгак - в Ташкентском училище так учили) чтоб заходил слева.
Вдруг в метрах ста впереди от меня взрыв, но не дымовой, через пару секунд сзади еще, понял: взят в вилку. Кричу своим хлопцам: "Кто не спрятался, я не виноват!", а сам по станции, спокойно так, рассказываю, что я думаю об огневой подготовке, про то, как хорошо у нас в батальоне поставлен вопрос артиллерийского сопровождения наступающих подразделений без артнаводчиков и корректировки, и скромненько так - прошу прекратить стрельбу... Получаю ответ: "Стрельбу прекратил - восемь мин в воздухе, подлетное время 34 секунды". Этот ответ у меня будет в ушах до конца дней моих!!!

Когда рассеялся дым, я на Эрика Махметкулова - замка, он на меня - живы, слева и справа заворочались камни, начали сползаться все ко мне - чудо, все живы! Саша и Фазик ушли выше. Я доложил, что возвращаюсь вниз. Никто мне слова не сказал, Серега Комаров не знал куда меня усадить. Бойцы, минометчики, чувствуя свою вину, а скорее вину за своих офицеров, моих накормили, обогрели, никаких слов никто никому не говорил....


Вот такие апельсины,ребяты! :D
 
aletum Спасибо за существенную поправку моему выражению. Разговариваю на "суджике" - ошибка весьма и весьма вероятна. :D
Цитата

Пока "пехота" шастает по горам и по лесам, артиллеристы от скуки умирают на огневых позициях, работа у них начиналась после наших целеуказаний или до проведения, как это слово по-новому звучит после Чечни, "зачисток".
Во первых не все скучают. кооректировочная группа шастает вместе со всеми. Зато остальным работы хватает после целеуказания. Есть предложение посчитать. Калибр 152 мм, максимальная скорострельность - 3-5 выстрелов в мин. Возьмем - 4. Вес снаряда с зарядом - 60 кг. Огневой налет - 5 мин. ИТОГО - 60х4х5=1200 кг. за 5 мин. Для закидного больше чем достаточно. А для остальных тоже не сладко. Впрочем, в чужих руках карандаш всегда толще....
Что касается попадания под свой огонь - случай обычный. Для их устранения есть взаимодействие- как поставил задачу, так и сделаем, и будьте уверены - постараемся.
По поводу термина "сползание огня". Это не преднамеренное изменение точки прицеливания, а вызванное разогревом стволов уменьшение дальности выстрела. Траектория "сползает" на 100-250 м. во время арт. подготовки. Ко времени перехода к артподдержке пехота вынуждена залегать, т.к. безопасное удаление резко сокращается. Это выявлено в период ВОВ при значитеьном расходе снарядов в ходе артподготовки.
Ищите и обрящете.
 
Цитата
артходжа пишет
aletum Спасибо за существенную поправку моему выражению. Разговариваю на "суджике" - ошибка весьма и весьма вероятна. :D
Цитата

Пока "пехота" шастает по горам и по лесам, артиллеристы от скуки умирают на огневых позициях, работа у них начиналась после наших целеуказаний или до проведения, как это слово по-новому звучит после Чечни, "зачисток".
Во первых не все скучают. кооректировочная группа шастает вместе со всеми. Зато остальным работы хватает после целеуказания. Есть предложение посчитать. Калибр 152 мм, максимальная скорострельность - 3-5 выстрелов в мин. Возьмем - 4. Вес снаряда с зарядом - 60 кг. Огневой налет - 5 мин. ИТОГО - 60х4х5=1200 кг. за 5 мин. Для закидного больше чем достаточно. А для остальных тоже не сладко. Впрочем, в чужих руках карандаш всегда толще....
Что касается попадания под свой огонь - случай обычный. Для их устранения есть взаимодействие- как поставил задачу, так и сделаем, и будьте уверены - постараемся.
Я добавлю от сумчан - пусть в ВДВ и нет калибра 152 мм, но 120 мм
есть - НОНА и 122 мм есть - Д-30, а в снарядном ящике Д-30 2 снаряда и заряда, и их кому-то надо разгрузить из машины к орудиям и подготовить к стрельбе, плюс инженерное оборудование огневой позиции - рытьё окопа и укрытий для снарядов, в общем к концу дня боевой работы руки у заряжающих доростают до земли (ОТ СКУКИ), и звук выстрела орудия очень "способствует" развитию слуха!
Попадать надо, а не целиться!
 
Между родами войска всегда существуют объективные и СУБЪЕКТИВНЫЕ противоречия. ;)
Война, это не кто кого перестреляет, а кто кого передумает!
(С) Старшина Васьков из к/ф "А зори здесь тихие…"
 
Цитата
monachov_a пишет
[QUOTE=артходжа, Разговариваю на "суджике" -

Да? А я на "суржике"...ладно я абсолютно не об этом



Что касается попадания под свой огонь - случай обычный.


звук выстрела орудия очень "способствует" развитию слуха!
Ребятам "артнавочикам", арт. корректировщикам - правильнее,памятник ставить надо при жизни...Хотя в последние свои годы молодые офицеры и в задачах своих путались и это после училища...Не могли четвертую или пятую задачу объяснить толком...

В своем комме я подчеркнул про "инициативного" комбатра...и отсутствие артнаводчиков в группах, особенно когда офицеров в обрез....


под свой огонь, обычное дело???

No comments!!!!

Я добавлю от сумчан - пусть в ВДВ и нет калибра 152 мм,
но 120 мм есть, а в снарядном ящике Д-30 [/COLOR]

Найдите в своем комме ошибку!!!...120мм - Д-30???


звук выстрела орудия очень "способствует" развитию слуха!

От танка, БМД(БМП), РПГ ...

Опять себя цитирую, хоть нескромно как-то...
Тут уже работал с Юрой Щербаком ( запамятовал, то-ли с СВАКУ-81 или ХВАКУ-81)...Мы вспомним, молодежь поучится, преемственность - называется...

ЗАСАДА

В мае 1983, после моего дня рождения, вызывает комбат офицеров нашей роты к себе для постановки задачи. Заходим, располагаемся в штабе, замначштаба капитан Петраков уже на карте что-то наносит, в комнате кроме нас еще пятеро человек. Из них два старших офицера, чувствуем, что-то серьезное. Комбат вводит в обстановку: "Серьезный караван вышел из Пакистана и направляется в Бараки, эти данные подтвердила агентурная разведка, поэтому два офицера из ГРУ находятся у нас. Подход каравана возможен в течение трех суток. Командиру роты вывести группу с усилением для обнаружения и сковывания основных сил каравана...". Четкая постановка задач, возможные варианты действий отработаны, остается только выполнять.
"На живца" послали мою группу.
Когда начало темнеть, пять БТРов с десантом ушли в направлении перевала к Гардезу. По команде ротного, не останавливаясь, чтобы не засветиться, через боковые люки на ходу спешились и вдоль насыпи ушли метров на четыреста от дороги, залегли у развалин какого-то дувала, отдышались. Задачи были распределены в батальоне, поэтому без команд все заняли свои позиции. Вперед к дороге выдвинул младшего сержанта Палтусова с пулеметчиками, у каждого сержанта были ночные прицелы и радиостанции, а у меня еще и бинокль. От артиллеристов корректировщиком дали лейтенанта Щербака Юру[/COLOR].
Когда ждешь, время тянется очень медленно, через каждые полчаса на связь.
Комбат: "Водник, будь спокоен, броня семерки на перевале, ее подход возможен через полчаса, батальон в машинах, мы подскочим через час, в бригаде первый батальон тоже в готовности. Удачи". К часам трем ночи Палтусов докладывает с насыпи, что впереди в паре километрах фары. Идут прямо на нас.
Всем готовность номер один.
Ждем.
Вижу в бинокль три "Тойоты". На задней машине ДШК, а на других по четыре-пять человек. В кабине дух тоже с биноклем и радиостанцией, видимо старший.
Главное чтобы из моих никто не сорвался. И тут приказ от комбата: "Бригада приказала - ПРОПУСТИТЬ".
Шок, уныние, но приказы не обсуждаются.
Уходим в район дневки, это в километрах восьми от места засады. Укрываемся палатками, присыпаемся пылью, выставляю охранение, что-то перекусываем, ждем следующей ночи. Палтусов рассказывает, что духовские машины выехали на дорогу, остановились прямо около него, буквально в метре, слышал их разговоры, тоже настороженно вели себя, постояли пару минут и дальше, через дорогу переехали.
К вечеру комбат выходит на связь: "Не расстраивайся, собери группу, разрешаю "свободный поиск", к утру быть в батальоне, бронегруппа на связи - будет ждать в хозяйстве". До батальона километров 15-20.
Что такое "свободный поиск"? Это когда дается полоса разведки, и что хочешь там то и делай, а результаты принеси.
Вдалеке по дороге прошли БТРы роты. Хорошо с Юрой Щербаком поделили время сна, так что отдохнули чуть-чуть[/COLOR]. Выдвижение начали с темнотой, в направлении батальона, ПБСы (приспособление для бесшумной стрельбы), были только у меня, да еще у замкомзвода (Витя Осетров) и у Палтусова - командира отделения. НСПУ (приборы ночного видения) включали только по необходимости, в основном пользовались биноклями. Выслал дозор и по общей команде начал выдвижение.
Афганское небо... Такого ночного неба я больше нигде не видел, по большому счету и приборы были не нужны при таком количестве звезд!
Вышли на тропу, которая шла вдоль Баракинской зеленки и ускоренным шагом, насколько это было возможно при нашей завьюченности, углубились в зеленку, с таким расчетом, чтобы и пустыня не пропадала из нашего поля зрения.
Где-то в начале двенадцатого разглядели передвижения духов, по моей команде работали только из ПБСов и сразу уходили, группа занимала круговую оборону с Юрой, а мы как три охотника на дальности зрительной связи работали под их прикрытием. Быстрый укол и уносим ноги. Сначала, до трех часов, было все нормально, духи не понимали, почему у них людей в тишине валит, только стоны и крик раненных. А вот когда до батальона осталось километра три, мы нарвались уже и на их засаду, это перед речкой в зеленке. Сначала Витя Осетров застонал, я к нему, а он автомат в руках держать не может, оказалось две пули попали ему в магазин и от удара отбило ладони, эти пули он наверное до сих пор у себя в Ижевске хранит. Нас начали красиво обкладывать, прижимая к дувалу, заскакиваем в дом, а там духи от стрельбы проснулись и ... уснули уже навечно. Распределились по окнам и по секторам, хорошо боеприпасов куча, да еще и батальон под боком. Юра артиллерию наводит, только и слышим после залпа: "Аллах акбар", - а мы им: "Воистину акбар". [/COLOR] Комбат: "Как, Водник, держишься? К тебе бронегруппа идет, встречай". Дело уже к рассвету, духи в зеленку, Николаич довольный прибыл, обнялись. Потерь нет, только у меня Соколова зацепило в бедро - касательная, три дня делов.
Трофеи: штуки три-четыре калашей, бинокль японский полевой ночной (комбату бакшиш), да спальник норвежского спецназа на гаажьем меху (пуху в смысле), перед заменой у меня его замполит выклянчил. В батальоне у комбата после своего доклада спрашиваю: "Куда караван девали?" Он мне толком и не ответил, и офицеров я тех больше не видел.

За результаты с нас серьезно спрашивали, а если не дай бог раненные или убитые, то вообще считай тебе кранты без оружия трофейного. Поэтому у каждого ротного были свои запасы, у нас они хранились в наших чемоданах в кубрике. Володя Мальцев(особист) все круги наяривал вокруг, и на партийную совесть брал и на офицерскую честь с замполитом батальона, ответ всегда был один - когда нас снимать будут, то Вы и пальцем не пошевелите в защиту.



Между родами войска всегда существуют объективные и СУБЪЕКТИВНЫЕ противоречия[/COLOR]

Для этого существует организация взаимодействия и не только теоретически но и практически...

В Имам-Сахибе у нас в роте не было офицера-артиллериста, поэтому при мне минометным взводом командовал старший сержант Камаев (он погиб, будучи начальником караула, я об этом упоминал).
После его гибели взвод распределили порасчетно в "пехотные" взвода. Пришлось изучать "Правила стрельбы..." и всякую артиллерийскую беллетристику, да еще к минометчикам в батарею на "стажировку" ходили, естественно с брагулькой. К Вите Берестову(КВАКУ-79) не подходи, "дедушка" уже. А вот Альберт Куроян(ТВАКУ-79), "гремучая смесь народов", с "кавказской гостеприимностью" в наши бошки (мою, Паши Пятлина ( Паша умер месяц назад), да Миши Азизбаева, а вот Валерка Перхайло, к его счастью, пулеметчиками рулил) свои альфы и беты, с поправками всякими, да с реперами разными втолковывал.
Миша - заменщик, "оне не потеют", Паше всякие формулы совсем в голову не лезли, у него прыжков много было, а удар об землю ума не прибавляет, да еще и год в Афгане оттрубил.
Короче, все "повисло" на мне, стал я "дипломированным" Яшкой-артиллеристом: "Бац-бац и мимо...". Да еще "на полставки" богом войны. Теорию тут же на практике применяли, особенно хорошо получалось, когда уже на ногах еле стояли. Популять из "примусов", милое дело.
- Давай на четвертом заряде, а?
- А на шестом, слабо?
- А если на нулевом?

Хоть немного не по теме но приятно черт возьми...
Так что на счет "Зонтика", господа артиллеристы?
С уважением
 
Привет всем! Герои, о чём спор? Артиллерия - это область военной деятельности, где теоретические математико - физически - топографические расчёты проверяются практическим выстрелом ( то бишь, репером) Та точность огня влияют углы места цели, горизонтирование орудия, температура заряда пороха, весовые знаки снаряда, направление ветра на батарее и в районе целей и масса других явлений! В том числе быстрота работы вычислителей и расчётов. Сабываете, что наводкой орудия называется совмещение центра эллипса рассеивания с центром цели. А математически расчитанное количество снарядов на эффективное подавление опорного пункта взвода превышает весь возимый БК батареи. "Зонтик" готовился для войны в Европе. Равнина, катит волна танков с БМП в промежутках, за ними артиллерия. Перед танками, на высоте ста метров, рвутся игольчатые снаряды, уничтожая открыто расположенных противотанкистов. Навесной огонь "Нон" разрушает перекрытые траншеи. Кстати, 120 мм снаряд орудия 2С9 "Ноны" равен по мощности 152 мм снаряду, поскольку начинён не тротилом, а гексогеном. Разведчики засекают орудия и миномёты противника по нисходящим участкам траектории снарядов, и передают координаты целей на батареи. Батареи, быстро перекатываясь ( две стреляют, одна перемещается), делая привязку с помощью топопривязчиков. быстро давят цели, сами уходят от ответного огня. Это мы делали на ученьях и боевых стрельбах, но воевать пришлось в горах, у противника не тот калибр, чтоб засечь траекторию радаром, да и жмётся он к нам, на бросок гранаты - а убойная дальность осколков 900 метров! Вот и виноваты артиллеристы во всех смертных грехах! Но ведь и пехота наша уже не та, и АГС есть, и "Шмель", да и свой миномёт тоже. Дак что мешает? Чтоб научиться взаимодействовать, нужно провоевать более полгода и выжить. Выжил, научился, заменился - пусть другие учатся! Человеческий фактор важен. А то так и будем вечно "провод тянуть под углом 45 градусов к линии фронта и батарею ставить на удалении 3-х километров", чтоб легче было считать КУ и ШУ, да ещё определять координаты цели по карте за голенищем сапога!
Да ладно, плакать хочется мне, старику. С уважением, Askold.
Хочешь быть красивым-служи в ВДВ!
 
Цитата
Askold пишет
Герои, о чём спор?
Чтоб научиться взаимодействовать, нужно провоевать более полгода и выжить. Выжил, научился, заменился - пусть другие учатся! Человеческий фактор важен.
ОТТОЖЖЖ!!! ОПЯТЬ - ГРАБЛИ...
 
Цитата
артходжа пишет
По поводу термина "сползание огня". Это не преднамеренное изменение точки прицеливания, а вызванное разогревом стволов уменьшение дальности выстрела. Траектория "сползает" на 100-250 м. во время арт. подготовки.
Уважаемый Артходжа,
Вероятнее всего термин "сползание огня" многозначный, по крайней мере был многозначным в период ВОВ. Может быть тогда проводили разницу между "сползанием огня" и "сползанием траекторий". Честно говоря, точно не знаю.


Приведу несколько цитат из документов, относящихся к тому периоду:

1. http://ww2doc.50megs.com/Issue09/Issue09_23.html
Директива командующего войсками Ленинградского фронта № 5сс по действиям войск в условиях
лесисто-болотистой местности (2.5.44)

Поддержка пехоты осуществляется постановкой огня одновременно по всем траншеям на всю глубину и постепенным сползанием огня с первой траншеи в глубину.

2.
http://militera.lib.ru/science/tactic/05.html
Тактика — М.: Воениздат, 1987.
В целях более тесного сочетания огня и движения пехоты и танков [234] и некоторых операциях, например в Красносельско-Ропшинской и Выборгской 1944 г., применялся метод «сползания огня», а в Корсунь-Шевченковской операции 1944 г. «нарастающий» огневой вал.

3.
http://wwii-soldat.narod.ru/OPER/ARTICLES/024-lennovg.htm
ЛЕНИНГРАДСКО – НОВГОРОДСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ
(14.01 – 01.03.1944)
Артиллерийское обеспечение операции включало период разрушения оборонительных сооружений продолжительностью в один день на глубину до 4 км; артиллерийскую подготовку атаки продолжительностью 100 минут в 42-й армии и 65 минут во 2-й ударной армии; артиллерийскую поддержку атаки методом «сползания огня», одинарным огневым валом и последовательным сосредоточением огня;

4.
http://www.vrazvedka.ru/main/learning/razv...k/n-11_04.shtml
В плане артиллерийского обеспечения предусматривалось
сопровождать пехоту при её продвижении в глубину обороны методом последовательного "сползания" огня, окаймлением поля боя НЗО (с целью не допустить подхода резервов противника и его контратак) и ослеплением НП дымовыми снарядами и минами;
Журнал "Военный вестник" № 22 за ноябрь 1944 г.
 
1. Видимо, в указанных ув. МАВом случаях, под термином "сползание огня" имелась в виду степень акцентирования по позициям. Т.е., грубо говоря, если в начале артподготовки 50% огневой мощи приходилось на 1-ю линию, 30% - на вторую и 20% на др. цели, то к концу АП, огневая мощь обрушиваемая на 1-ю линию уменьшалась т.к. артиллерия перебрасывала (может постепенно, растянуто по времени! от того и "сползание") её на вторую линию и др. цели.

2. Окаймление поля НЗО, видимо и есть искомые МАВом "огневые корридоры".

3. Цитирую из "КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ПО БОЕВОМУ ИСПОЛЬЗОВАНИЮ АРТИЛЛЕРИИ"

... СХЕМА ПОСТАНОВКИ ЗАДАЧ АРТИЛЛЕРИИ КОМАНДИРОМ СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА ...
...
При наступлении
...
4. На период развития боя в глубине. Участки сосредоточения огня для подавления живой силы и огневых средств как перед фронтом наступления полка, так и на флангах; рубежи НЗО для воспрещения контратак.
Конец цитаты.
Кажется, что выделенный мною кусочек и есть про огневые корридоры в том случае, если точки прицеливания батарей (дивизионов) вытягивались условно перпендикулярно фронту.
Война, это не кто кого перестреляет, а кто кого передумает!
(С) Старшина Васьков из к/ф "А зори здесь тихие…"
 
Ребят ,а как насчёт миномёта . 120мм- двойное зарежание . В мирное время на арт. выходе? :( Расчёта нет................
ПЕРЕМОГТИ ТА ПОВЕРНУТИСЬ!
 
Цитата
Рядовой-К пишет
2. Окаймление поля НЗО, видимо и есть искомые МАВом "огневые корридоры".
Мои коридоры слижком нецелесообразные для двух параллельных "стенок" НЗО.

Я посторался изложить свои размышления в развернутом виде.
Вот, что у меня получилось.


Тактика «непростреливаемых/огневых» коридоров для малых пехотных подразделений

Сначала определимся с терминами «необстреливаемый/огневой» коридор.

Словосочетание «непростреливаемый коридор» не очень удачно. Сразу приходит мысль о том, что речь идет о полосе наступления, которая не может по каким-либо причинам простреливается обороняющимся противником. На самом деле, речь идет о том, что своя собственная артиллерия не обстреливает заранее установленную полосу наступления.

Термин «огневой коридор» в последнее время получил значение, не связанное с тактически приемом, являющимся предметом этой статьи. Сейчас под огневым коридором понимают противозасадный прием, заключающийся в огневом поражение артиллерией заранее намеченных участков вдоль маршрутов движения колонн техники.

См., например, отчет «Действия соединений, частей и подразделений Сухопутных войск при проведении операции в Чечне», раздел «Организация артиллерийского поражения незаконных вооруженных формирований» http://chechnya.genstab.ru/art_flb_12.htm или интервью с начальником артиллерии Внутренних войск МВД России полковник Анатолий КИРЕЕВ, Их называют «пушкарями», Красная Звезда, 5 декабря 2002 года http://www.redstar.ru/2002/12/05_12/2_01.html

Однако, для целей настоящей статьи в связи со сложившимся в военно-исторической литературе словоупотреблением будут использоваться оба термина «непростреливаемый» и «огневой» коридоры, причем для обозначения приема скрытного сближения с оборонительными позициями противника во время их артобстрела.

Успехи наступлений наших войск в конце Второй мировой войны немецкие военные специалисты часто связывали с использованием советскими войсками тактики непростреливаемых/огневых коридоров.
Так, например, один из немецких генералов, так описывал действия частей Советской армии в ходе наступления 14 января 1945 года: «По всему фронту наступления образовалось множество «огневых коридоров», в которые неудержимо рванулись русские части».
http://militera.lib.ru/bio/commanders2/03.html

Другой, немецкий командир полковник Ганс Генрих Янус на допросе указал, что одной из причин быстрого разгрома немецкого фронта в Померании являлся «новый тактический прием русской артиллерии, состоящий в переносе перед атакой ураганного огня, причем создаются огневые коридоры, внутренняя сторона которых не простреливается; немецкий пехотинец во время русской артподготовки прячется в укрытие; однако при создании таких коридоров огонь не прекращается, немецкий пехотинец остается в укрытии, а русская пехота по непростреливаемым коридорам врывается на узких участках в немецкую оборону.»
http://www.politjournal.ru/index.php?actio...=3336&issue=100
протокол допроса хранится в РГАСПИ (ф. 83, оп. 1, д. 29, лл. 114–120)

Прежде чем перейти к рассмотрению вопроса о возможность использования тактики «непростреливаемых» коридоров для действий малых (до взвода) пехотных подразделений, коснемся, несколько сходной тактики, работающей для крупных подразделений.

Идея достаточно проста и почти самоочевидна. Понятно, что по мере продвижения атакующих подразделений через порядки противника возникает риск контратаки и/или обстрела продвинувшихся вперед частей с флангов. И один из способов парирования действий обороняющегося противника – поставить или подготовить к постановке огневые завесы из разрывов снарядов по левому и правому флангу наступающих войск. Стена разрывов снарядов, во-первых, может воспрепятствовать сближению контратакующих подразделений с прорывающимися вперед частями на дистанцию, с которой можно вести эффективный огонь по атакующим; во-вторых, поскольку разрывы снарядов и мин поднимают в воздух частицы грунта, создавая вместе с дымом от разрывов плохо пронимаемую для наблюдения маску, то и ведения огня и наблюдения за атакующими обороняющимся противником становиться затруднительным. В некоторых случаях, непрерывные огневые завесы не ставятся, а ведется или подготавливается огонь по участкам местности, которые вероятнее всего будут использоваться для проведения контратак, со скачкообразной сменой обстреливаемых участков или без оной. В разных публикациях метод постановки огневых завес по флангам атакующих называется по-разному. Можно встретить использование терминов: огневое обеспечение флангов полосы ввода в прорыв, огневое обеспечение флангов в наступлении, огневое окаймление флангов полосы прорыва, огневое прикрытие флангов наступающих, прикрытие флангов отсечным заградительным огнем и т.п. Сколь-либо детальное рассмотрение этой тактики не является предметом настоящей статьи. Однако, попробуем приблизительно подсчитать сколько ориентировочно орудий потребуется для того, если нужно будет поставить две параллельные непрерывные огневые завесы, обеспечивающие атакующих от фланговых контратак и обстрела обороняющимися. Для упрощения подсчет произведем для такого вида огня артиллерии как неподвижный заградительный огонь (НЗО). Считается, что ширину участка НЗО следует назначать из расчета не более 50 метров на орудие.
В. А. Левченко, М. Ю. Сергин, В. А. Иванов, Г. В. Зеленин
Стрельба и управление огнем артиллерийских подразделений: Учеб. пособие. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. 268 с.

Поскольку ширина участка заградительного огня зависит от фронта действительного поражения осколками, создаваемого разрывом гранаты, то в зависимости от калибра орудия ширина участка НЗО на одно орудие изменяется. Так на 152 мм орудие ширина составляет чуть более 60 метров. Для 82мм миномета – около 30 метров. Ширина в 50 метров соответствует орудию калибра 122 мм.
В.Г.Дьяконов, Курс артиллерии, книга 9, Военное издательство Министерства вооруженных сил СССР, 1949, стр.110
Однако, усреднено будем ориентироваться на ширину участка НЗО в 50 метров.
Элементарный подсчет говорит нам, что для постановки НЗО вдоль фланга наступающих войск на участке в 1 км потребуется 20 орудий. А с учетом того, что обеспечивать огнем нужно и правый и левый фланги наступающих, то общее количество орудий возрастает до 40 единиц. Отметим, что подсчитаны только орудия, которые участвуют в образовании «стенок» огневого коридора, без учета орудий, предназначенных для ведения огня перед фронтом наступающих.

Запомним эти цифры и вернемся к описаниям практики использования непростреливаемых/огневых коридоров.

Вот, что можно найти в воспоминаниях немецкого офицера Готтлоба Бидермана (Gottlob Herbert Bidermann): «Документы, найденные у смертельно раненного [советского – прим.] полковника, содержали детальный план боевых действий 3-го Белорусского фронта, и по картам можно было определить основные точки прорыва нашей [немецкой – прим.] обороны. В документах также содержаться основные принципы новой системы наступления, которая будет использована против нас: наступление будет предваряться мощной артиллерийской подготовкой, за которой последует заградительный огонь на флангах коридора прорыва. А за этим внутри двух стен рвущихся снарядов в район, часто не более 100 метров шириной, входят танки и пехота. Снова враг использует нашу тактику.»
Готтлоб Бидерман (Gottlob Herbert Bidermann), «В смертельном бою. Воспоминания командира противотанкового расчета 1941-1945» Москва, Центрполиграф, 2005

Описание тактики непростреливаемого коридора, ставшее «классическим» можно найти в книге Э.Миддельдорфа (Eike Middeldorf) «Русская Компания: тактика и вооружение».
Самое последнее переиздание ООО «Издательство АСТ», М, 2001, стр.228, 232
Вот, что в ней сказано: «Другим способом введения противника [немцев – прим.автора] в заблуждение явилось создание узких, шириной до 150 метров «непростреливаемых коридоров», которые во время массированного огня на всем фронте оставались незамеченными для обороняющимися. Русские продвигались по этим коридорам еще во время артподготовки и занимали исходные позиции, глубоко вклинившись в оборону противника».

В книге приводится схема, которая, казалось бы, должна полностью разъяснить порядок использования непростреливаемых коридоров.

Однако, при ее детальном анализе возникает ряд вопросов.

Даже понимая всю условность схемы, при соотнесении ширины непростреливаемого коридора (150 метров) с ее глубиной получается, что последняя величина составляет приблизительно 750 метров, из которой 200-250 метров, приходится на участок до переднего края обороны, а 500-550 метров в глубине обороны противника.
С учетом приведенного выше норматива для обеспечения постановки НЗО потребуется 30 орудий (750 м: 50 м х 2 фланга). Отметим, что сосредоточение 30 орудий на фронте 150 метров эквивалентны плотности 200 орудий на километр. А если ширина непростреливаемого коридора составляет 100 метров, то плотность становится эквивалента 300 орудий на километр фронта. Такие плотности близки к максимальным плотностям артиллерии, которые достигались к концу второй мировой войны. Причем указанные плотности рассчитывались исходя из количества орудий, выполнявших разнообразные задачи в ходе прорыва вражеской обороны. Однако, в нашем подсчете не участвовали орудия, ведущий огонь перед фронтом наступающего подразделения, ведущим контрбатарейную борьбу и обстрел иных целей в глубине обороны противника. Орудия, привлеченные для создание стенок непростреливаемого коридора, не осуществляют подавление позиций противника. Все, что достигают эти 30 орудий – это создают своего рода маску из разрывов, сквозь которую затруднено ведение огня и наблюдение за участком непростреливаемого коридора. Попутно отметим, что различие двух тактических приемов: огневого обеспечения флангов и непростреливаемого коридора, как раз и состоит в том, что используются два разных эффекта артиллерийского огня: в первом случае поражающее действие, во втором – маскирующий эффект.

Также обратим внимание, что 150 метров указана как наибольшая ширина коридора, возможно потому, что больший разрыв в стене огня огневого вала становился бы слишком заметен. Атакующим, желающим использовать непростреливаемый коридор, нужно стремиться с сохранению его достаточно узким, иначе необстреливаемый артиллерией наступающих участок будет замечен наблюдателями обороняющихся и по нему будет открыт огонь из глубины обороны. Судя по схеме, границами коридора являются места разрыва наиболее приближенных к его центру снарядов. Широко известно, что снаряды при рассеивании образуют вытянутый в направлении стрельбы зону, называемую эллипсом рассеивания. Центр рассеивания снарядов, должен находиться на некотором удалении от границы непростреливаемого коридора. Точки падения снарядов (воронки) располагаются в эллипсе рассеивания неравномерно. В артиллерийских учебниках принято эллипс рассеивания делить на восемь полос одинаковых как по ширине, так и по глубине. Количество упавших снарядов распределяется (от центра) по полосам в следующей пропорции: 25%, 16%, 7%, 2%. Видно, что по краям эллипса рассеивания количество разрывов минимально. Если НЗО, образующий стенки коридора, ведется огнем примерно перпендикулярным стенкам коридора, то визуально границы коридора расширяются приблизительно на ¼ глубины эллипса рассеивания снарядов. Что в разных обстоятельствах может составить до 30-50 метров. Что расширяет непростреливаемый коридор на 60-100 метров. С учетом того, что его ширина составляет всего 100-150 метров, это существенно. Для того, чтобы уменьшить визуальное расширение коридора, казалось бы, стенки коридора следует образовывать огнем направленным как бы вдоль них, поскольку ширина эллипса рассеивания для обычных артиллерийских систем существенно меньше его глубины, соответственно визуальное расширение непростреливаемого коридора становиться незначительным. Однако, организовать такую стрельбу проблематично. Чтобы создать относительно прямую стену для непростреливаемого коридора при такой стрельбе, орудия нужно будет поставить вдоль направления стрельбы в затылок друг другу, назначив каждому орудию разную дальность стрельбы. Размещение орудий затылок в затылок вдоль направления стрельбы артиллерии не практикуется. Связано, это с тем, что перенос огня всего подразделения на другие цели (маневр огнем) затрудняется, поскольку для каждого переноса огня потребуется поорудийный обсчет установок для стрельбы.

Следует отметить, что полоса, через которую может пройти пехота уже, чем границы непростреливаемого коридора, в связи с разлетом убойных осколков от разрыва. Условно, можно сказать, что разлет убойных осколков откусывает еще 20-40 метров с каждой стороны непростреливаемого коридора, что оставляет пехоте совсем узкую полосу для продвижения от 20 до 100 метров. Очевидно, что только небольшое подразделение может быть заведено на позиции противника через такой узкий коридор, строить войска в батальонные колонны и маршировать по такому коридору, разумеется, никто не будет.

Еще один момент. Удаление стенок непростреливаемого коридора на 100-150 метров означает, что проникающая через него пехота находится в опасной зоне от разрывов своих снарядов, хотя и вне зоны действительного поражения осколками. На войне, когда риск получить осколок при проходе через непростреливаемый коридор соотносится с опасностью получить пулю при атаке той же позиции без использования этого тактического приема, выбор может быть сделан в пользу использования непростреливаемого коридора. В мирное время, на учениях, отработка этого приема не может проводится.

Наконец, для того, чтобы НЗО действительно затруднял наблюдение темп огня должен высоким, что означает, что поддержать такой коридор долго не получиться. Количество боеприпасов всегда ограничено. Высокий темп ведения огня быстро приводит к исчерпанию их запаса.

Вывод следует однозначный: создание непростреливаемых коридоров путем создания двух параллельных огневых завес, как это указано у Э.Миддельдорфа не имеет смысла. Для этого потребуется слишком много артиллерийских ресурсов, а обеспечивать эти ресурсы будут действия лишь небольшого подразделения.

Наверно, единственная ситуация, когда это оправдано – обеспечение выхода из боя или отхода из окружения.

Нецелесообразность создания непростреливаемых коридоров методом постановки двух параллельных огневых завес, не означает, что этот тактический прием не применим вообще. Возможны следующие способы его создания:
1. Оставление во время артиллерийской подготовки узких участков обороны противника совсем не обстреливаемыми. Если используются ложные переносы огня, то возможно осуществления броска отдельных подразделений к позициям противника сразу после ложного переноса, так, чтобы при возврате огня на прежний рубеж, атакующая группа оказалась на непростреливаемом участке. Этот способ помогает выманить противника из укрытий, если противник уже привык к использованию нашими войсками ложных переносов огня.
Боевой опыт артиллерии, Москва, Военное издательство Министерства вооруженных сил СССР, 1946 г., стр.161, 168
2. После сближения атакующей пехоты, на минимально возможную дистанцию к позициям противника, перенести огонь на соседние участки.
3. Наконец, возможен перенос артогня вглубь обороны противника, осуществленный ранее чем на остальных участках. Перенос огня, может осуществляться, в том числе, постепенным смещением центра рассеивания снарядов на 50-100 метров вглубь обороны противника, так называемым «методом сползания огня».
Эти способы не потребуют привлечения дополнительных ресурсов. А желаемый тактический эффект будет достигнут. Обороняющиеся подразделения будут думать, что артподготовка по их позициям продолжается и будут оставаться в укрытиях. А в это время атакующие осуществят вклинение в оборону.

Особенно, эффективно применение непростреливаемых коридоров против обороны, система огня которой построена на фланговом огне, например, по американскому образцу. При фронтальной атаке соседние участки, с которых по идее должен осуществляться обстрел атакующих, продолжают оставаться подавленными артогнем, а на самом участке вклинения в оборону, обороняющиеся не готовы вести фронтальный огонь, поскольку приучены при подходе атакующего противника на близкую дистанцию переходить на фланговый огонь.
В завершении, следует сказать, что использование принципа лежащего в основе «непростреливаемого коридора» возможно не только при наличии артиллерийской поддержки, но и при ведении подавляющего огня из тяжелого оружия пехоты –гранатометов, огнеметов, пулеметов (орудий), установленных на БТР (БМП), установленных на станки пулеметов и др. Это может удивить, но в свое время станковые пулеметы использовали для ведения навесного огня через головы наступающих пехотинцев с расстояния 1800 метров, при поднятии ствола под углом 32 градуса к линии горизонта. На таком расстоянии эллипс рассеивания пуль, в который попадало до 75% всех сделанных выстрелов, составлял примерно в длину 50-60 метров, и около 15 метров в ширину траектория на последнем участке была очень крутой, что позволяло атакующей пехоте приближаться на расстояние до 40 метров до окопов обороняющегося противника.
Роджер Форд, Адский косильщик: пулемет на полях сражений ХХ века, Москва, Эксмо, 2006; стр.98, 145, 146
Но даже если не вспоминать про ведение навесного огня из пулеметов, наличие у современной пехоты достаточного количества тяжелого вооружения, позволяет ей самостоятельно организовывать непродолжительные «огневые валы», путем обстрела вероятных мест размещения позиций противника. А это в свою очередь делает возможным использование непростреливаемых коридоров. Разумеется, планируемые границы необстреливаемого коридора должны быть хорошо привязаны к местным ориентирам или обозначены иным образом, чтобы и те, кто создает коридор и те кто атакуют через него знали одни - куда вести огонь, куда нет, другие - куда двигаться.
Одним словом, при правильной организации тактика «непростреливаемых коридоров» может использоваться и в настоящее время.

Приветствуется любая критика.
Заранее спасибо.
 
MAB 21 Декабря 2006, 10:40
К термину "непростреливаемые коридоры". Они потому и "непростреливаемые", т.к. непростреливаются противником с флангов огнем стрелкового оружия, а в отдельных случаях и из тяжелого (танков, БМП...). Причина "непростреливаемости" либо в невозможности ведения огня (не позволяет дальность), либо не дают (в данном случае огнем артиллерии).
В остальном сообщение сформировано грамотно, подтверждено расчетами, логично. С моей точки зрения: можно ставить твердую "четверку".
Только зачем изобретать велосипед? В советской военной терминологии (оформившейся уже в годы ВОВ) трактовка немецкого перевода "непростреливаемого коридора" носит наименование "участка прорыва", на котором сосредоточивалось в среднем до 500 - 600 (а в отдельных операциях свыше тысячи) орудий на 1 км участка прорыва. И участки прорыва (с учетом поражаемых целей на фланга с такой же плотностью огня как и на участке прорыва) назначались до 10-15 км.
За сим ....
Ищите и обрящете.
 
Разрешите присоедениться к вам и задать пару вопросов и предложений.
1. Какое количество артиллерии(подразделении) понадобится для обеспечения эффективности вышеперечисленного?
2. Располагаем мы на данный момент (современая ОШС ) таким кол-ом артиллерии(как я понял ее придают)?
3. Учитываем ли мы использование авиации?
4. Нельзя ли имея такую возможность не тратить время на перенос огня одной батареей, а имея в наличии еще резервные орудия которые могут вести огонь глубже на 50-100 м. после завершения огня вышеуказанными орудиями. Пока ведется огонь резервной (назовем батареей) основная перенацеливается еще глубже по ходу продвижения наступающих. Тем самым не давая обороняющимся вообще поднять голову.
5.Учитывается (хотя международной конвенцией запрещено) применение снарядов с особыми поражающими элементами(шрапнель с иголками и пр.) на начальном этапе артподготовки?
Нет лучше одежи чем бронза мускулов и свежесть кожи.



Искусный солдат- не теряет спокойствия
Великий генерал-побеждает без боя
Могущественный правитель-правит не унижая
Так не сражайся .......
Страницы: 1 2 След.
Читают тему (гостей: 1)

Яндекс цитирования liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой