Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Техподдержка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

Опрос посетителей




Ветераны

Иолотань - Баку

На улице было темно, и лишь за спиной полковника Евневича, в районе Сальянских казарм шел жестокий бой. Летали трассера, ракеты, шла непрерывная пулеметно-автоматная трескотня, к которой присоединялись очереди крупнокалиберных пулеметов. Валерий Геннадьевич обратился к нам со следующими словами: "Я знаю, что вы все устали и сделали сегодня практически невозможное! Но вы прекрасно видите (он обернулся к Сальянским казармам), что происходит в городе! Поэтому я вас прошу выполнить еще одну задачу - необходимо прикрыть техникой подразделения милиции и внутренних войск, и не допустить передвижения экстремистов по городу..."


Прочее


10.01.2019

Верен десантному братству

Верен десантному братству

7 января генерал-майору в отставке Люциану Суринту исполнилось 65 лет.

Во время службы в Министерстве обороны Республики Беларусь и главной военной инспекции Вооруженных Сил мне довелось часто встречаться с генерал-майором Люцианом Станиславовичем Суринтом. Встречи и беседы проходили в воинских частях, на различного рода учениях и других мероприятиях подготовки войск. Говорили о многом. Но о его личных переживаниях в ходе боевых действий и во время локальных конфликтов я никогда ничего не слышал. И лишь однажды он открылся, рассказал многое в ходе трехчасовой беседы — перед отъездом на реабилитацию после болезни.

Родился Люциан 7 января 1954 года в деревне Лецшовщина Радошковичского района Молодечненской области в многодетной семье фронтовиков Станислава Иосифовича и Елены Демьяновны. Кроме него, в семье росли три сестры и два брата. Нелегко было родителям кормить и содержать такую «команду». Они «пахали», что называется, день и ночь, мать садилась за стол лишь тогда, когда были сыты дети. В семье было правило — все должны уметь выполнять любые работы по домашнему хозяйству. Безропотно и качественно.

Олехновичская средняя школа, в которую ежедневно ездил на электричке Люциан, находилась в 10 километрах от дома. Чего только не придумывали ребята по пути в школу и обратно?! Частенько отправлялись вместо занятий в Минск, а потом как ни в чем не бывало возвращались домой. Не раз вместо школы «партизанили» в лесу. Изнурительный селянский труд, не имеющий порою ни начала ни конца, заложил в мальчишке трудолюбие, смекалку, упорство и выносливость.

После окончания восьми классов Люциан пытался поступить в Минское суворовское военное училище. Но не прошел медицинскую комиссию. Перед окончанием школы в Молодечненском военном комиссариате парню предложили поступать в военное училище. Внимание Люциана привлек плакат, который призывал стать офицером-десантником в Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище. И юноша начал целеустремленно готовиться к поступлению именно в РВВДКУ.

Конкурс в училище впечатлял — 14 человек на одно место. Окончивший обычную деревенскую школу с белорусским языком обучения, абитуриент Суринт между тем оказался вполне конкурентоспособным. Знания, физическая закалка, выносливость и сила воли помогли ему осуществить мечту и стать курсантом знаменитого училища.

После выпуска в 1975 году молодой офицер был направлен в 357‑й гвардейский парашютно-десантный полк 103‑й гвардейской воздушно-десантной дивизии, который дислоцировался в Боровухе‑1. Здесь гвардии лейтенант Люциан Суринт вдруг сделал для себя ряд неприятных открытий, связанных с отношением некоторых офицеров к службе. Один засиделся в должности, другой не дружил с воздушно-десантной подготовкой или не ладил с личным составом…

На молодого и ответственного, проявляющего рвение в службе офицера возложили все, что он мог потянуть. Люциан был холостяком, никуда не спешил, поэтому всегда был на службе. Выполнял все, что ему поручалось, учил подчиненных всему, что сам умел.

Через год и три месяца он становится заместителям командира 7‑й парашютно-десантной роты полка. В личной жизни тоже произошли изменения: женился на девушке Лиде.

Люциан навсегда запомнил 11 декабря 1979 года. В этот день он прибыл из очередного отпуска. Дочке Алесе исполнилось чуть больше годика. В 22 часа прибежал посыльный: «В полку объявлена боевая тревога!».

В части получил необычное распоряжение: снять с боевых машин средства десантирования, переодеть людей, дополучить вооружение и боеприпасы, оборонительные и наступательные гранаты, а также необходимые материальные средства. Было приказано подготовить роту к совершению марша по железной дороге, а потом — воздушным транспортом.

Подобные мероприятия были для десантников привычным делом. Но никто даже не предполагал, что после этой тревоги вернуться домой к семьям они не смогут минимум год.

Ночью погрузились на железнодорожные платформы и двинулись в путь. На станции Лосвидо к роте присоединились 26 солдат, проходивших курс молодого бойца, два офицера и прапорщик — старшина роты. К сожалению, каждый третий механик-водитель совсем недавно окончил учебку…

На станции Сеща Брянской области боевую технику выгрузили, а потом сосредоточили на аэродроме, на котором не было самолетов. Расположились в нежилых, неотапливаемых, без света и воды помещениях. В течение двух недель тянулось ожидание. А потом — погрузка в самолеты Ан‑12, хотя аэродромная группа готовилась к полету на Ил‑76.

Приземлились на аэродроме под Орском, что в Оренбургской области. Мороз, пурга и сумасшедший холод, укрыться негде. Терпеливо ждали три часа, пока заправят самолеты. Все знали, что сформированная аэродромная группа получает боевую задачу. Но никто не предполагал, что выполнять ее придется за пределами СССР.

Следующим местом приземления стал аэродром в Фергане, который располагался в горно-пустынной местности. Бесснежная земля, трескучий мороз и необычная тишина… Находились на аэродроме менее суток. Личный состав принял пищу — и снова самолеты Ан‑12 поднялись в небо. И лишь когда пошли на снижение, стало известно, что место очередного приземления — Баграм…

26 декабря 1979 года после совершения многокилометрового марша его рота и другие подразделения полка расположились возле Кабульского аэропорта. Спали на земле на тентах от БМД, вода и дрова были в большом дефиците.

На первых порах рота охраняла в Кабуле узел связи советского главного военного советника Министерства обороны Афганистана. Поставленную задачу десантники выполнили, а командир роты гвардии старший лейтенант Люциан Суринт получил звание капитан досрочно. Кроме этого, ему была вручена медаль «За боевые заслуги».

В сентябре 1980 года гвардии капитана Суринта назначили заместителем командира 1‑го парашютно-десантного батальона. Перед подразделением стояла задача прикрывать участок границы с Пакистаном протяженностью 40–50 километров, отслеживать маршруты перемещения людей и поставки оружия из Пакистана, пресекать действия бандформирований. Штаб батальона располагался под Асадабадом, а роты и подразделения боевого обеспечения постоянно выполняли боевые задачи в провинциях Кунар, Лагман, в районе Джелалабада, Баграма и других местах.

Одну из операций он не забудет никогда:

— С раннего утра две роты стали взбираться на крутой горный хребет по двум маршрутам. Я шел с первой ротой, поднимавшейся на более высокую его часть. Гаубичная артиллерийская батарея поддерживала нас огнем. Кроме этого, в воздухе находились боевые вертолеты, которые наносили удары по противнику. Укрываясь от огня артиллерии и вертолетов, «духи» спустились с хребта и укрылись на его обратной стороне, поросшей густым кустарником. Мы, достигнув нижнего края ровного участка, развернулись в цепь и стали короткими перебежками выдвигаться на гребень хребта. И тут неожиданно гаубичная батарея прекратила огонь. На мое требование продолжать стрельбу командир батареи ответил отказом. Он только-только прибыл по замене и хорошо знал, что такое меры безопасности: нельзя приближать разрывы ближе 200 метров к боевым порядкам своих войск…

Душманы все поняли и, поднявшись на гребень хребта, стали вести по нам огонь. Положение было критическим: остановиться и залечь — расстреляют, повернуть обратно — добьют вдогон. Оставалось одно: пока еще не все «духи» поднялись на хребет, захватить его броском. Медлить тоже было недопустимо, так как «духов» на хребте становилось все больше, их огонь усиливался. В итоге прозвучало что-то нечленораздельно-матерное, но, как потом мне сказали, громкое и впечатляющее. Как ни странно, все вдруг решительно поднялись и с криком «ура» бросились вперед. И «духи» дрогнули, оставив очень выгодную, уже захваченную ими позицию. Все длилось буквально считаные мгновения. Но они стоили жизни девяти нашим воинам, трое из которых были офицерами. Впервые я побывал в таком бою, в котором за короткое время столько погибло и только двое получили ранения… Когда мы захватили этот гребень, мятежники еще продолжали карабкаться на него. Но в горах хозяин положения тот, кто выше, а выше уже находились мы. В ходе этого броска впереди, метрах в 10–15 от меня, командир взвода гвардии старший лейтенант Саша Палагин вдруг остановился, выпрямился в полный рост, повернулся в мою сторону и, широко улыбаясь, произнес: «Товарищ капитан, в сердце». И упал… К командиру кинулся его подчиненный — и он тоже был сражен огнем того же моджахеда, что стрелял в Сашу…

В феврале 1982 года капитану Люциану Суринту вручен первый орден Красной Звезды.

В марте 1982 года гвардии капитан Люциан Суринт по замене прибыл в город Кострому в 331‑й гвардейский парашютно-десантный полк 106‑й гвардейской воздушно-десантной дивизии на должность командира 1‑го батальона.

Второй орден Красной Звезды ему уже вручили перед строем этого прославленного полка. В том же году он поступил в Военную академию имени М. В. Фрунзе. Окончил ее в 1985 году с отличием.

После академии служил начальником штаба 328‑го гвардейского парашютно-десантного полка 104 вдд в Кировабаде (Азербайджан).

В те годы на азербайджанской земле было неспокойно. В СССР созревали и разгорались межнациональные конфликты, вспыхивали так называемые горячие точки. На глазах офицера страдали и гибли люди. Местные искали защиту и помощь у военных. Не понаслышке Суринт знает, что было в Сумгаите, Ереване, Степанакерте, Баку…

В апреле 1989 года он находился с личным составом на проспекте Шота Руставели в Тбилиси. Ни оскорбления, ни угрозы и высказывания в адрес десантников не смогли спровоцировать их на вооруженное вмешательство в конфликт. Они, безоружные, твердо стояли на проспекте и поддерживали своим присутствием порядок и спокойствие…

Неладно было и в Литве, где он командовал 285‑м учебным парашютно-десантным полком объединенного учебного центра ВДВ в Гайжюнае. Приходилось делать все для того, чтобы исключить даже малейший конфликт между населением и военными на фоне постоянных провокаций.

В декабре 1991 года полковник Люциан Суринт прибыл в родную Беларусь и принял под свое начало 38‑ю гвардейскую отдельную воздушно-десантную бригаду.

В Республике Беларусь он стал первым командиром образованных в 1995 году мобильных сил. И в 2007 году — первым командующим силами специальных операций.

В 1999 году Люциан Суринт окончил Военную академию Генерального штаба.

С 1999 по 2000 год Люциан Суринт — заместитель командира 28‑го армейского корпуса, с 2000 по 2002 год — командир 5‑го армейского корпуса. С 2002 по 2007 год — начальник Главного штаба — заместитель командующего Сухопутными войсками Вооруженных Сил, заместитель командующего Сухопутными войсками Вооруженных Сил Республики Беларусь — начальник управления боевой подготовки и подготовки резервов.

Люциан Станиславович Суринт награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» ІІІ степени, медалью «За боевые заслуги» и др.

К юбилею Люциан Станиславович написал книгу воспоминаний «Верен десантному братству». В ней изложен весь его жизненный путь от школьных и курсантских лет до командующего силами специальных операций Вооруженных Сил. Личные воспоминания генерала и его подчас неоднозначные размышления о прошедшем, отношениях между офицерами разных должностей и званий захватывают читателя с первых страниц книги. В ней — десятки имен и фамилий солдат, сержантов, прапорщиков, офицеров и генералов, с которыми ему довелось служить. Возможно, с некоторыми суждениями автора нельзя согласиться, но это — его личная правда, его убеждения, желание рассказать своим близким и потомкам о пережитом.


Источник:  Белорусская военная газета «Во славу Родины», выпуск № 3

Автор новости:  полковник в отставке Леонид Прищепа

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку


Яндекс цитирования liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой