Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Техподдержка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

Опрос посетителей



Парашутки - парашютные шутки

Ветераны

Иолотань - Баку

На улице было темно, и лишь за спиной полковника Евневича, в районе Сальянских казарм шел жестокий бой. Летали трассера, ракеты, шла непрерывная пулеметно-автоматная трескотня, к которой присоединялись очереди крупнокалиберных пулеметов. Валерий Геннадьевич обратился к нам со следующими словами: "Я знаю, что вы все устали и сделали сегодня практически невозможное! Но вы прекрасно видите (он обернулся к Сальянским казармам), что происходит в городе! Поэтому я вас прошу выполнить еще одну задачу - необходимо прикрыть техникой подразделения милиции и внутренних войск, и не допустить передвижения экстремистов по городу..."


СССР после 2-й мировой / События на иранской границе (1990)

Уважаемые ветераны-десантники - участники военных конфликтов и миротворческих операций!

В этом разделе, мы хотим собрать ваши воспоминания.
Мы хотим показать войну и вооружённые конфликты глазами её непосредственного участника - солдата. Без политики и идеологии - только голую правду.
Если Вам есть что сказать и Вы желаете поделиться своими воспоминаниями - присылайте свои тексты и фотографии.
Они будут опубликованы под Вашей фамилией в разделе "Ветераны". Мы поможем их литературно обработать, исправим грамматические и стилистические ошибки.

Ведь человеческая память не вечна, а с годами забываются подробности. Давайте вместе сохраним для будущих поколений нашу Память.



14.05.2007

Баку - Мегри - Ордубад - Нювади

МАГЕРАМОВ Александр Арнольдович

родился 01 сентября 1965 года

Старший лейтенант, командир гранатомётного взвода 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады.
В 1990 году принимал участие в эвакуации армянского населения из г. Баку, охране государственной границе СССР на участке - г. Ордабад - г. Мегри и защите населения от экстремистов в районе г.Мегри (азербайджанское село Нювади).


ПХД 4-го ДШБ в районе 6-й пограничной заставы. Февраль 1990.

На близлежащих горах взводом были обследованы все пещеры, высоты и заброшенные кишлаки на наличие складов оружия и боевиков. В одном из оставленных населением азербайджанских сел я с разведгруппой нашел черновик письма, которое было написано местными жителями Горбачеву еще в 1987 году, в котором они жаловались на постоянные атаки боевиков. Письмо было подписано сотней жителей, основную массу из которых, что интересно, составляли Магеррамовы.... Неужели, какие-то мои очень дальние родственники?.... Среди местных аборигенов, с которыми мы сталкивались, боевиков - азербайджанцев мы не видели ни разу, лишь несколько раз видели крестьян с охотничьими ружьями, а вот армяне предлагали за немыслимые по тем временам деньги как мне лично, так и через майора Тарасова провести с ними занятия по стрельбе из АГС-17. Их село, в которое ездил Тарасов было нашпиговано оружием под завязку - АГСы, пулеметы, РПГ, СВД, автоматы... Попадалось нам и самодельное оружие - пистолеты-пулеметы под патроны ПМ и пистолеты под малокалиберный патрон. Такого обилия и разнообразия оружия, как в здешних краях, мы у населения Баку не видели, и вообще, в отличие от азербайджанской столицы, где мы спасали от разъяренной толпы азербайджанцев местных армян, которых толпа убивала прямо в квартирах, выбрасывала из окон и сжигала прямо на улице, здесь все было с точностью до наоборот и азербайджанцы теперь исполняли функции "мальчиков для бития"....Хотя, конечно, не факт, что в азербайджанской столице не было оружия в таком количестве, просто оно нам там не попадалось в таких объемах, как здесь, в Армении.

Все эти боевые будни продолжались около месяца, бригада обеспечила движение по железной дороге и поезда, украшенные портретами Гейдара Алиева попутно выполняли функцию такси, если нам было необходимо добраться до штаба бригады, располагавшуюся восточнее нас на железнодорожной станции Мегри. Мы искали и обезвреживали фугасы, ездили в ближайший Ордубад и армянские села на переговоры с местными авторитетами, а еще "воспитывали" по просьбе офицеров заставы нерадивых пограничников, в основном "оторв" из Московской ДШМГ. Каждую неделю наши солдаты плескались в небольшом бассейне на 6-й заставе и парились там в бане, которая была очень высокого класса и вообще отношения с пограничниками были самыми сердечными. Питались мы на своем пункте хозяйственного довольствия из ПАК-200, повара которой (из ВМО) готовили довольно прилично. В конце февраля поступила команда на переброску всего нашего отряда - около 60-ти человек на восток, в район 12-й пограничной заставы Мегринского ПО. Для этого мы снялись с поста и совершили марш в Джульфу, загрузились в эшелон и через день прибыли в указанный нам полковником Евневичем район в восточной части Южной Армении. Связана эта перевозка была с тем, что высокогорная автомобильная дорога, соединявшая нас с остальной бригадой, была по своей ширине в нескольких местах непроходима для грузовых машин.

Солдат моего взвода Чубуков, отправленный мною на 12-ю ПЗ еще две недели назад из-за того, что на ней служил начальником заставы его двоюродный брат и получивший по этому поводу "внеплановый" отпуск, нас встречал и мы вместе с подразделениями 3-го ПДБ разместились возле заставы. 12-я застава еще до нас также, как и 6-я ПЗ была усилена, но, в отличие от последней, на нее были переброшены моряки со сторожевых кораблей Дальневосточного пограничного округа. Во главе прибывших стоял командир сторожевого корабля, то ли капитан - лейтенант, то ли капитан 3-го ранга, а сами матросы уже были переодеты в зеленый пограничный камуфляж и осваивали непривычные для себя функции пехотинцев.

Вскоре взвод перебросили на охрану села Нювади, азербайджанского села, располагавшегося на территории Армении. В усиление нам был назначен парашютно-десантный взвод под командованием выпускника РВВДКУ лейтенанта Киселева и два БТР-80 из какой-то мотострелковой части, прилетевших вместе с нашей бригадой из ТуркВО. Экипажи у них были родные, пехотные, и до этого они действовали в Баку вместе с группой "Альфа". На блоке мы сменили другое подразделение 3-го ПДБ, простоявшее здесь несколько недель. В селе на ближайшей горе позади блока находилось небольшое подразделение Внутренних войск во главе с майором, мы на ту же горку поставили связистов из нашего взвода связи для обеспечения радиопереговоров со штабом батальона. Стоявший здесь до нас на позициях парашютно-десантный взвод в своем расположении инженерного оборудования не проводил, и поэтому мы, вспомнив афганский опыт, сразу приступили к вкапыванию в землю БТРов. Увидев, что дело идет туго, я договорился с местным секретарем партийной организации и нам был выделен трактор "Беларусь" оборудованный ковшом, и уже к концу дня он вырыл окопы под палатку и ПХД, укрытия для БТР, щели под ними для личного состава на случай обстрела, огневые позиции для АГС, личного состава, а также ходы сообщения, в общем, к концу дня был оборудован целый опорный пункт. Палатку мы еще в течении следующего дня обкладывали мешками с песком, выделенными по нашей просьбе селом.

12-я пограничная застава. За Араксом - Иран.

Село Нювади представляло собой высокогорный населенный пункт, расположенный на горе с плоской вершиной, с которой серпантином спускалась дорога к автомобильной трассе, расположенной вдоль железной дороги. Мы располагались в северной части этого плато, чтобы перекрыть направление до ближайших гор, а за нашей спиной метрах в 400 лежало село. За возвышающимся прямо перед нами хребтом располагалось армянское село, из которого боевики совершали выдвижение на ближайшие к нам вершины, и с которых они обстреливали Нювади.

Полковник Евневич, инструктируя меня как старшего поста, поставил задачу в случае обстрела вести огонь не выше окрестных гор, чтобы пули и гранаты не залетали в армянское село. Вообще, в этой операции и проявился в полной мере талант нашего комбрига к переговорам с боевиками противоборствующих в межнациональных конфликтах сторон, закрепленный им впоследствии в Приднестровье и Грузии. А совсем недавно я случайно нашел по интернету одного из армянских боевиков по имени Артур и он пояснил, что в то время находился в тех же местах, а обстрелы села они совершали, чтобы "вынудить жителей Нювади покинуть территорию Армении или перейти под ее юрисдикцию".
9-го марта день прошел как обычно, в работе. После вечерней поверки и выставления постов мы с Киселевым сели в один БТР, чтобы отметить окончание инженерных работ. В качестве предмета, приговоренного к закланию для создания праздника души нами была назначена поллитровая бутылка чачи, добытая накануне у уже знакомого нам секретаря партийной организации села. Когда мы закончили трапезу и разошлись каждый в свой БТР спать, зазвонил телефон с выносного поста. Наши связисты сообщили, что они вместе с ВВшниками наблюдают в ночные прицелы на горе напротив какое-то движение и попутно сообщили, что не могут связаться со штабом батальона. Я им дал команду продолжать вызывать штаб, а своим подчиненным и Киселеву дал команду "К бою!" Солдаты тихо и без суеты заняли огневые позиции, ведь традиции культа боевой подготовки были в бригаде довольно сильны и подготовлены наши воины были очень прилично. Киселев сел в башню одного БТРа, а я - другого и стали наблюдать. До противника было метров 800 и нам было глубоко наплевать, боевики какой национальности находятся перед нами, мы и в Азербайджане никогда не озабочивались этим, единственное, что нас интересовало - где враг, чтобы мы могли его "порвать"? Ведь мы были представителями, прежде всего Великой Державы и для нас выполнение поставленной боевой задачи всегда было делом чести.

Когда противник спустился ниже среза гор, мы открыли по нему огонь и вели его довольно долго, так как из-за отсутствия рабочих приборов ночного видения на БТРах нам все время казалось, что враг еще двигается. Когда сочли, что боевики или уничтожены или подавлены, мы прекратили стрельбу и приказали наводчикам проверить вооружение БТР и зарядить пулеметы. Тогда же мне чуть не снесло голову, когда я обходил спереди БТР, стоящий в окопе. Наводчик в то мгновение случайно нажал на спуск КПВТ, но я, проходя мимо и увидев, что слева мне в висок упирается пламегаситель крупнокалиберного пулемета по какому-то шестому чувству пригнулся и выстрел произошел выше головы. Потерь, к счастью, у нас не было, только у меня была легкая контузия, мы с Киселевым проверили личный состав и выставили усиленные посты. Связь с батальоном связистами так и не была установлена, а я счел нецелесообразным ночью ехать на доклад, тем более, что установление связи с нижестоящим начальником всегда возлагается на вышестоящего. И пошел отлеживаться, отложив все доклады о происшедшем на утро.

Через некоторое время меня разбудил стук в броню бронетранспортера, так как на пост прибыл начальник бронетанковой службы бригады, майор, кажется его фамилия была Михайлов. Он передал мне распоряжение ехать на разбор полетов и вел себя как-то очень нервозно. Пока мы тряслись в кузове Газ-66 вместе с несколькими офицерами, они меня ввели в курс дела. Оказалось, что как только началась стрельба на посту, из села Нювади тут же позвонили в Баку с воплями: "Эти проклятые армянские боевики снова напали на село Нювади, а десантники, охраняющие нас, ведут бой!!!". Из Баку кинулись звонить Горбачеву и прокричали то же самое, естественно, добавив свои соображения про потери. Президент поднял Язова и приказал ему разобраться, что за десантники воюют и что происходит в селе! Язов озадачил тем же самым командующего ВДВ. Командующий связался с комбригом полковником Евневичем, так как в тот момент мы оперативно уже подчинялись Воздушно-десантным войскам, хотя фактический переход в ВДВ с переформированием бригады в воздушно-десантную, и ликвидацией 4-го ДШБ состоялся только после нашего возвращения из Узгена. Командир бригады вышел на связь со штабом то ли 3-го, то ли 4-го батальона. Но начальники наши были не в курсе происходящих в Нювади событий, так как не находились с нами на связи и не услышали нашей стрельбы.
Тогда поступила команда - группе офицеров грузиться в Газ-66 и идти к нам на подмогу и для выяснения обстановки. По дороге в Нювади машина попала под обстрел, когда ехала по серпантину внизу ущелья - вокруг нее рвались наши гранаты от ГП-25, не долетавшие до боевиков и падавшие вниз. Пока этот небольшой отряд, уверенный в том, что наверху идет жестокий бой добрался до нашего поста, мы уже отправились спать....
Дальше произошло непонятное для меня поначалу, ведь связисты на горе находились в непосредственном подчинении майора Тарасова, но, пользуясь властью вышестоящего командира, он решил за отсутствие связи крайним назначить меня. Он, конечно, мог обвинить меня в чем угодно, ведь я тогда был под воздействием алкоголя, хотя, конечно, головная боль и легкая потеря слуха у меня были в основном из-за контузии. "На ковре" он мне рта не дал раскрыть и с его стороны я насмотрелся такого, о чем мне даже не хочется вспоминать. Он даже пытался "нарваться на удар", видимо, помятуя, что в Баку я уже "прессовал" одного майора. Но на этот раз я удержался, и, поскольку все произошедшее со стороны командования осталось без последствий, то под трибунал он меня отдавать не стал, однако мое уважение к нему с этого момента серьезно пошатнулось. На следующий день меня вызвал полковник Евневич и спросил, что случилось ночью на посту. Я доложил. Он поинтересовался, выполнили ли мы его команду стрелять не выше гор. Я ответил утвердительно, так как и сам тщательно выполнял поставленную им задачу, и контролировал ее выполнение у своих подчиненных. Он пожал мне руку, поблагодарил за службу и отпустил меня к подчиненным. Инцидент был исчерпан и я, окрыленный его благодарностью, вновь оказался на посту в Нювади. С утра вся деревня ожила и начала выдвижение в нашем направлении. Мы наблюдали за этими маневрами через прорези прицелов. Но когда они приблизились метров на 200 мы обнаружили, что в толпе в основном находятся женщины, дети и старики, которые тащат столы, стулья и охапки, нет, просто горы еды. Одни накрывали нам столы, другие с воплями, стенаниями и попытками расцеловать благодарили нас за охрану и защиту. Запомнился старик с клюкой, который приковылял на пост и поведал мне, что уже много лет страдает бессонницей, а вчера вечером, как только началась стрельба, он заснул, и проспал, как младенец, всю ночь. Благодарил он меня за это, возводя хвалу всевышнему и рыдая. Потом у моих подчиненных был грандиозный пир, продолжавшийся полдня, конечно, безалкогольный, при этом половина личного состава, как обычно, стояла в охранении.

На поиске фугаса.

Но после обеда майор Тарасов мой взвод с поста снял, прислав нам замену из 3-го ПДБ. На следующий день их разведгруппа спустилась в ущелье, потом поднялась по горам в район, по которому мы вели огонь. Как мне впоследствии рассказывали, они нашли там свежие гильзы и окровавленные бинты. Мой взвод тем временем уже в полный рост искал фугасы вдоль трассы и нес охрану железной дороги. А через несколько дней меня вновь вызвал в штаб бригады полковник Евневич и приказал ехать в Баку, а оттуда лететь в Иолотань, так как моя семья вот-вот ждала прибавления. Я был поражен такой заботой Валерия Геннадьевича, ведь я даже не надеялся на подобное послабление и никого ни о чем не просил, хотя не исключаю, что инициатива исходила от майора Тарасова, за исключением отдельных "прибамбасов", свойственным многим людям, он был, в общем-то неплохим человеком.

Попрощавшись с командиром бригады за руку, я на "попутном паровозе" добрался до 12-й пограничной заставы, забрал свои вещи, сдал взвод и свой автомат, попрощался с товарищами и на пассажирском поезде, которые с нашей помощью уже стали ходить, уехал в Баку, где еще несколько дней жил в казарме, в которой располагалась бригада и смотрел телепередачи о вводе войск в Баку и событиях января 1990 года , в которых мы принимали самое деятельное участие вместе с Болградской дивизией ВДВ со стороны города Кази-Магомед. Корреспондент одной из военных газет даже умудрился подсчитать точное количество пуль, выпущеной бригадой, и опубликовать статью о нашем вхождении в город. Над этой статьей мы все очень долго потешались, так как никто из нас выстреленых патронов сроду не считал.

Пребывание в Баку было очень для меня познавательно! Из одной телевизионной передачи, когда журналисты спросили маршала Язова, не он ли отдавал войскам приказ о вводе войск, я узнал, что принятие подобных решений лежит вне компетенции нашего непосредственного начальника! Хотя это, конечно, было правдой, так как Министр обороны не мог единолично ввести в городе военного положения, приказать отмобилизовать и ввести в Баку войска - сразу несколько мотострелковых и десантных дивизий и бригад. Ведь в те дни в Закавказье воевали "партизаны" из Ростова-на-Дону и практически ВСЕ Воздушно-десантные войска, включая почти все подчиненные им с конца 1989 года десантно-штурмовые бригады! В телепередаче маршал иносказательно сообщил зрителям, что "...у нас в стране есть верховный главнокомандующий...", и дал понять, что это - не Язов. Но когда о вводе войск в Баку спросили Горбачева, то будущий "лучший немец года" ответил, что был в очередной "турпоездке" и поэтому он не в курсе происходящих в стране событий!


Страница 2 - 2 из 3
Начало | Пред. | 1 2 3 | След. | Конец Все


Возврат к списку


koo
Относительно - знаменитая ныне фраза Министра обороны России об умиротворении Чечни "двумя десантными полками".

Сам видел по телевизору - одним пдп в течение 6 часов. А в Афганистане нашего комдива П.Грачева мы уважали! Видимо - у каждого есть своя должность от природы, а не от академий.

А так все правильно сказано и спасибо Александру Арнольдовичу за это!
Владимир Бернацкий
Привет братишка из 70 не было чисто военных экспидицмий, просто стояли на рубеже, но нас ссали 104 гвардейскую
Владимир Бернацкий
Не могу столь много писать, долг Родине СССР отдовали
Владимир Бернацкий
Просто тогда мы держали Карабах, не зря в Фергане наш
полк был
Владимир Бернацкий
Сайт изменился, исотрии о 104, убрали, я ща уже 65 годков, может поможешь, из 104 расфимированной найти в 70 летеха был Кошелев, на первенство ВДВ ездил я в Тулу, 7 место )))
Владимир Бернацкий
А Я Гвардии рядовой Бернацкий Вовка, знаешь почему жив, дух десантуры, не не гнилух, видел, ЗА БАТЮ, я к стати его видел, у него красный купол был, и кокда Тульская дивизия, к нам выброска была, сдохли , за бурьдюк воды сдавались )
Владимир Бернацкий
После этого, Батя сказал, кто не пройдет эту жару, к с тати он чуя л АФГАН, мудрый мужик был
Владимир Бернацкий
Вспомни, 2 баклажи в РД, жрать, нех на легке )) потаму и живы за ВДВ
Владимир Бернацкий
Я патался описать что было со мной, я когда ве рнолся не кто меня не понтмал, живу как в дурмане, столько лет водку жру, не успокаивает
дети есть и много тп союзу любл ю девченок, но...
Владимир Бернацкий
Когда афтоат клинит, отжары, было

Яндекс цитирования liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой